19 декабря 2017 05:08:41
+7 (391) 236-01-36

Весеннее Равенноденствие

Фото: Hashtag-paradise.com
Бродить по Равенне, соприкасаясь с памятниками и памятью европейской цивилизации, – это своего рода, в туристском смысле, священнодействие.

В Равенну нас занесло весной – хотя и не в пору равноденствия. Увидеть один из старейших и известнейших городов Италии, бывший даже столицей Западно-Римской империи – подарок судьбы, а если посетить её дважды – так и двойной.

Электричка в средневековье

Про Равенну ранее доводилось слышать краем уха, что это типично средневековый городок, каких в Италии немало. Выбор её как очередного пункта знакомства с материковой Италией был продиктован соображениями практического толка: из Римини, в котором мы осели на три недели, туда вела практически тупиковая железнодорожная ветка и добраться можно обыкновенной электричкой за какой-то час. Тем приятнее оказалось впечатление, поскольку Равенна – очаровательный старинный город, не похожий на другие города Апеннин. Причём эта старина стараниями горожан ухожена и обихожена, а теперь вот и исхожена нами вдоль и поперёк.

По европейским меркам Равенна – довольно крупный город, с населением около ста тридцати тысяч. Город отчётливо разделён на исторический центр и зону современной жилой застройки, обозначаемой на указателях как area vitale. Эта спальная часть нас интересовала мало, к тому же она отстоит от вокзала.

Историческая часть Равенны компактна и соседствует с авто- и железнодорожным терминалом. Чтобы узреть достопримечательные древности, достаточно пересечь привокзальный сквер – средневековая церковь с колокольней и потёртой каменной оградой высится в полукилометре от вокзала. Дальше – больше, и за каждым поворотом открываются всё новые древности, средневековости и ренессансности. Следы равеннского расцвета нам повезло созерцать весной, в пору цветения всего подданства царства Флоры – от камелий и роз до каштанов и дроков. По этой причине весеннее равенноденствие очаровало нас с удвоенной силой.

Проделки истории с географией

Люди селились здесь всегда – умбров и этрусков сменили римляне. В начале нашей эры император Август на месте более раннего поселения заложил военный порт Классис, вокруг которого вырастает типичный римский город.

Неоднократно Равенне доводилось служить столицей: вначале – Западной Римской империи – император Гонорий (что за имечко!) с сестрой Галой Плацидией и двором переехали сюда на рубеже IV-V веков из осаждаемого готами Милана. Пришедшие и сюда остготы добили Западную Римскую империю и основали своё королевство, столицей которого сделали Равенну. Реванш одержал византийский император Юстиниан, выбивший остготов и сделавший Равенну главным городом византийского экзархата. Потом Равенна входила в состав Папской области и пребывала под властью Венеции. Три сотни лет она вообще прозябала в нищете и запустении, после чего, вновь войдя в состав Папства, а впоследствии объединённого Итальянского королевства, ожила и расцвела. В общем, сильно потрепала Равенну История и творившие её люди – следы их созидательного творчества обильно украшают город и сегодня.

Не только история, но и география с геодезией вытворяли с Равенной масштабные шутки. Закладывался город античными римлянами в самом начале нашей эры как порт, но река По заилила берега и намыла в своей дельте столько грунта, что лет за пятьсот Равенна отодвинулась от моря (вернее берег отъехал) на добрый десяток километров. Там, где раньше корабельные мачты ветром колебались, стали яблони цвести. 

Фото: Hashtag-paradise.com

Фото: Hashtag-paradise.com

Фото: Hashtag-paradise.com

Фото: Hashtag-paradise.com

Город из списка ЮНЕСКО

Расцвели и искусства. Византийские мастера сотворили здесь немало архитектурно-интерьерных чудес. Зарождалось именно здесь и Возрождение – Равенна стала колыбелью этого течения и предтечей великих его центров, вроде Флоренции – та ей этого не забыла и не простила первенства. Равенна отличается от Болоньи и Флоренции некоторым ощущением большей прозрачности и воздушности. Её улицы чуть шире, а этажность слитых в единую фасадную линию кварталов меньше. Оттого улицы залиты солнечным светом и пронизаны свежим дуновением воздуха, развеивающим сложившийся стереотип о Равенне, как о городе мрачного средневековья, в пух и прах.

ЮНЕСКО внесло в список всемирного наследия целый ряд исторических зданий Равенны. В этом списке числятся базилика святого Виталия с баптистерием епископа Неона, храм святого Аполлинария, капелла святого Андрея,мавзолеи императрицы Галы Плацидии и короля Теодориха. Все они, кроме последнего, расположены кучно и вместе с национальным историческим музеем доступны для входа по единому билету за 8.5 €. Невелика плата за урок истории наяву. 

Пара святых столпов на Пьяцца Пополо

«Туристически-пешеходным «сердцем» Равенны можно назвать «Народную Площадь» (Piazza del Popolo) – до неё десять минут неспешного ходу от железнодорожной станции. Площадь оправдывает название «популярной» - здесь толпятся туристы и праздные горожане, пия крепкий кофе и энергично жестикулируя входе беседы. Площадь довольно просторная, вытянутых прямоугольных очертаний и оформлена на венецианский манер: ажурными аркадами по периметру и двумя столпами в центре. На вершинах колонн, по венецианскому же образцу, установлены фигуры покровителей города – но не Льва и Марка, а святых Виталия и Аполлинария. Но не только и нестолько парой святых святится Равенна – светит она туристам всего мира словно маяк изумительной византийской мозаики.

Дед Моисей и мозаики

Равенна  заслужила эпитет «столицы мозаики». Это её «визитка», выложенная кусочками цветных камней и стёкол на стенах, куполах и полах дворцов и церквей. Живописуемые в камне сцены и лики нам показались родными, что легко объяснимо – ведь равеннская мозаичная техника сложилась в эпоху раннего, неразделённого христианства. Иконопись пришла на Русь вместе с христианством, а потому и православные наши фрески и иконы, и мозаики храмов Равенны исполнены в единой манере. Иной выглядит флорентийская мозаика. Зародившаяся значительно позже – в эпоху итальянского Возрождения. Так что мозаика мозаике рознь…

Слово «мозаика» (mosaics) и имя ветхозаветного старца Моисея (Moses) созвучны, и наверное в этом есть какая-то герметическая правда. Во всяком случае, библейский дед Моисей и агнцы запечатлены в церковных мозаиках Равенны – на стенах и сводах базилик покровителей города, святых Виталия и Аполлинария. А также на стенах загробных покоев римской императрицы. 

Фото: Hashtag-paradise.com

Фото: Hashtag-paradise.com

Фото: Hashtag-paradise.com

Усыпальница Галы как праздник жизни

Гала – это «праздник» в переводе с латыни, а потому женщин с таким именем судьбой самоё прелначертано нести окружению счастье и радость. Мавзолей Галы Плацидии – это одна из древнейших хорошо сохранившихся до наших дней построек византийского периода (первая половина V века). Гала Плацидия была вдовой Констанция III и сестрой императора Гонория. Правда существует мнение, что Гала никогда не была похоронена в этой маленькой молельне, а тело её было погребено в Риме в семейном склепе

Как и все ранние христианские храмы, мавзолей имеет строгий неяркий фасад, а в плане представлял собой симметричный латинский крест – символ веры и мучений во имя её. Он был построен из красного кирпича, сильно потемневшего и потёртого за последующие века. Однако же – нашим бы кирпичным домам простоять полторы тысячи лет!

«Внутренний мир» христианской святыни богатством убранства контрастирует с аскетичной наружностью здания. Интерьер базилики поражает широтой размаха: на стенах полированный мрамор, купол и арки выложены великолепными мозаиками на пасторальные темы. Одной из самых знаменитых храмовых мозаик называется огромное мозаичное панно с овечками и пастухами. Правда, время внесло свои цветовые коррективы: использованный для мозаики небесно-синий минерал азурит в атмосферных условиях превратился в малахит, и голубизна мозаичных небес стала их зеленью. Такая шутка химии с минералогией…

В IX веке, во времена «золотого века» Византии, интерьер был украшен мозаиками, и церковь добавила к своему названию эпитет «Нуово», то есть «Новая». Справа от базилики высится колокольня, датируемая примерно X веком. Центральный неф базилики обозначен двумя рядами колонн, а стены украшены мозаиками. Слева изображена процессия мучениц, молодых непорочных девиц, справа – мучеников – разновозрастных, , но одного роста. Все они идут к алтарю, держа в руках свои мученические венцы, а крупные надписи сообщают зрителям их имена. Это очень интересные изображения, сильно отличающиеся от тех, которые можно видеть на более поздних византийских иконах и мозаиках. Пышное византийство сменялось скупой грубоватой готикой и барочным католицизмом, народы сменяли друг друга на земле Равенны. Оставляя запечатлённые в кирпиче и камне следы. Круговорот времён и народов в апеннинской природе… 

Мозаики мавзолея Галы Плацидии. Фото: Pravlife.org

Мозаики мавзолея Галы Плацидии. Фото: Pravlife.org

Мозаики мавзолея Галы Плацидии. Фото: Pravlife.org

Мозаики мавзолея Галы Плацидии. Фото: Pravlife.org

Память о Теодорихе

Гробница Теодориха Великого – мавзолей в предместье Равенны, построенный королём остготов Теодорихом загодя для упокоения собственных бренных останков. Mausoleo di Teodorico – это единственный уцелевший памятник готского зодчества и единственная сохранившаяся гробница варварского монарха. В 1996 году мавзолей в составе раннехристианских памятников Равенны был включён в число объектов Всемирного наследия ЮНЕСКО и вместе со всеми остальными числится музеем.

Как и многие архитектурные вехи вечности, мавзолей Теодориха был построен из истрийского известняка в 520. На двух десятигранных ярусах зиждется десятиметровый купол, вытесанный из цельного 300-тонной каменной глыбы. Говорят, что такое архитектурное решение призвано напоминать родные германские шатры. Поскольку средств поднять столь тяжелую плиту у готов не было, мавзолей был засыпан землёй по самый верх, после чего купол путем втаскивания поместили на место, а землю удалили. Египтологи считают, что подобные технологии были использованы при возведении Великих пирамид. Местом для строительства мавзолея было выбрано уже сушествовавшее за пределами Равенны кладбище готов.

С переходом Равенны под власть Юстиниана тело Теодориха было вынесено из мавзолея, а здание превращено в часовню. Порфировыый саркофаг готского властителя ныне пустует и в строгом смысле сооружение перестало быть гробницей. Не дают упокоения праху короля варваров не только сама италийская земля, но и грунтовые воды: близость ручья привела к подмыву фундаментов, что потребовало в XIX веке вмешательства реставраторов. В начале XIX века посетивший мавзолей искусствовед Павел Муратов написал: «Напрасно церковная легенда ввергнула душу короля-арианина в жерло Этны, напрасно предавала её дьяволу. В народном представлении Теодорих остался одним из покровителей и заступников Равенны, не менее могущественным, чем святые Ромуальд и Аполлинарий. Гробница готского короля посещается всеми путешественниками, бывающими в Равенне. Это одно из тех мест на свете, где почему-то дано живо ощущать ход веков, где такое отвлечённое понятие, как "история", чувствуется с захватывающей силой и близостью. Здесь мы невольно верим в существование общности с прошлым, в какую-то странную, тончайшую и сложнейшую связь между нашей судьбой и судьбой легендарного короля».

Кстати о варварах: пришельцы приняли христианство, и упомянутый Теодорих повелел возвести храм святого Аполлинария. Церковь Сан-Аполинаре была построена в начале VI века королем остготов, сделавшего Равенну своей столицей в 493 году. Культовое сооружение иначе называют Дворцовой церковью короля Теодориха. Так что в памяти их Теодорих остался не только королём варваров, но и истовым христианином.

Мозаики мавзолея Галы Плацидии. Фото: Pravlife.org

Мозаики мавзолея Галы Плацидии. Фото: Pravlife.org

Мозаики мавзолея Галы Плацидии. Фото: Pravlife.org

Мозаики мавзолея Галы Плацидии. Фото: Pravlife.org

Мозаики мавзолея Галы Плацидии. Фото: Pravlife.org

Жасмин на могилу Данте

И снова о прахе – на сей раз великого гражданина, нашедшего упокоение и последнее пристанище в Равенне. Безо всякого следования назидательным указателям. Ноги сами привели нас к могиле Данте. Что удивительно: переулок, ведущий к часовенке над могилой был совершенно пустынным – никаких экскурсионных толпищ, многоголосового гула и неустанного щёлканья затворами фотокамер. Настоящий покой над гробом великого Данте, не нарушаемый практически никем и ничем – мечта поэта да и только! Вспомнилось, что Данте выступил таким же реформатором итальянского языка, как наш Пушкин. Однако итальянцы не склонны превозносить поэта, утверждая «Данте – наше всё». Они просто отчеканили его профиль на реверсе двуевровой монетки – и всё.

Цветами Дантова могила не усыпана, а потому скромная ветка цветущего чубушника, чаще именуемого «садовым жасмином», легла на холодный мрамор скромным, но очаровательным символом большого признания двух заезжих ценителей изящной словесности. Пусть и в переводах русских корифеев пера.

Ginkgo garden

Таким дивным и чарующим показался внутренний двор одного из кварталов. Уютный и ухоженный, он имел очертания квадрата, в углах которого посажены деревья гинкго – взрослые, но не рослые, а со сформированной плоским ярусом-зонтиком кроной. Вспомнились, конечно, строки Гёте, посвящённые гинкго, и легенды, связанные с историей и культурой возделывания этого священного буддийского дерева. Ginkgo с японского переводится как «серебряный абрикос», и встретить этих «князей серебряных» в седой средневековой Равенне было вдвойне романтичнее, поэтичнее и гармоничнее…

Собор с «каменными коврами»

Гинкго оказались не единственными представителями хвойных (вернее голосеменных) деревьев, овеянных легендами и овеваемых лёгкими ветерками равеннских улиц. Своими разлапистыми силуэтами городские пространства украшают кедры, атласский, ливанский и гималайский. Их ярусные кроны, у некоторых увенчанные изящными, поникшими словно головы аистов верхушками, перекликаются с изгибами линий фасадов, карнизов, кровель и арок. Кедры – реликты средиземноморской флоры (кроме гималайского) и все чрезвычайно гармонично дополняют барочно-готический городской ландшафт.

Подтверждением сказанному может послужить арка (вряд ли триумфальная, скорее мемориальная), через проем которой дорога вела к небольшой церкви, встроенной в соседний квартал. Перистые верхушки и простёртые наподобие крыл ветви кедров словно выросли вместе, хотя постройки старше своих хвоистых соседей лет на четыреста-пятьсот.

Если гид-любитель настойчиво посылал нас в базилику святого Виталия (с «каменными стёклами»), то название этого небольшого храма - Domus dei Tappeti di Pietra – дословно переводится как «Собор с каменными коврами», и вовсе не связана с именем святого Петра, как мы предположили первоначально. Впрочем. Имя Пётр с греческого и переводится как «камень». Разгадка названия ждала нас внутри. Буквально лежащая на полу.

Внутреннее убранство храма выглядело строгим и скромным:  никакой нарочито роскошной лепнины, знаменитых купольных мозаик – простые устремлённые к небесам своды. Мозаичными, но неброскими выполнены полы церкви – именно они и названы «каменными коврами». Практично и долговечно, никакого чрезмерно пышного византийства и барочности, в то же время без излишней готической аскезы – всё исполнено в меру, пропорционально и со вкусом. Апостол и первый римский папа, святой Пётр был бы доволен…

Наслоения более поздних эпох зачастую неотвратимо наступают на ветшающее средневековье. Главное – сделать так, чтобы такой межвековой фьюжн выглядел бы максимально гармоничным. С этой задачей прекрасно справились во многих италийских городах – в Равенне в этом убеждаешься лично.

Фото: Hashtag-paradise.com; F.otzyv.ru; M.diletant.media

Фото: Hashtag-paradise.com; F.otzyv.ru; M.diletant.media

Фото: Hashtag-paradise.com; F.otzyv.ru; M.diletant.media

Фото: Hashtag-paradise.com; F.otzyv.ru; M.diletant.media

Фото: Hashtag-paradise.com; F.otzyv.ru; M.diletant.media

Вам будет интересно