23 августа 2017 03:24:05
+7 (391) 236-01-36

Три вишенки

Фото: Badfon.ru
У вас бывает такое: уложишь детей, выходишь на кухню, а в ней среди, например, голого внезапно стола лежат три вишенки, оставленные ребенком?

Он их показывал тебе сегодня, потому что сорвал на улице с дерева, крепко зажимая в кулачке как сокровище и чудо; совал под нос, да все как-то в спешке, невовремя, и вот теперь в доме звенящая тишина и эти три вишенки на столе, на которые смотришь, – сводят внутри что-то в судорогу – наверное, сердцевину души. Потому что в них – вся чистота твоего ребенка, вся невинность его, изначальность и весь твой родительский страх – исказить, ранить, заморозить, да и просто. 

Вот просто – бывает у вас такое – что лежит ребенком заботливо положенное у себя на полочке – блокнотик там с рецептами, ручка рядом, и днем – вы об этом общаетесь, ты диктуешь ему «3 яйца, 1 стакан муки», он спрашивает – а как сократить слово «стакан» – «ст.»? – и все нормально, но вечером, все в той же оголяющей тишине, когда одна остаешься – взрослая, этот же самый блокнот, на который бросишь взгляд, всю душу как за грудки возьмет да сожмет так, что дыхание перехватит. И почему-то хочется плакать и от нежности и почему-то от боли. Что в этой боли? 
Я постоянно задаюсь этим вопросом – почему, когда сердце сжимается от поцелуя ребенка,  одновременно еще и так щемяще больно? 

Мне иногда кажется, что именно этой боли не выносят те люди, что не хотят иметь детей. Не криков их, ни колик, ни фиголик, ни проблем боятся они – а вот этого своего пронзительного ощущения, когда на тебя смотрит человек – недели отроду – не то синими глазами, не то зеленоватыми – и вдруг внезапно улыбнется тебе, так, будто узнал тебя, любит тебя, понимает все. 

Что за встреча, что за контакт в ту секунду происходит? Северное сияние мифа о страшном суде. Доля секунды до того, как умрешь. Маленький ты, глядящий в будущее и чувствующий нить своей жизни. Встреча с собой истинным, как есть.

Фото: Desktopwallpapers.org.ua