29 июня 2017 07:29:49
+7 (391) 236-01-36

Я не хочу дочь

Фото: Static.origos.hu
Начнем с того, что я не хочу детей. Не вижу смысла заводить их лишь бы от кого, потому что не хочу быть отцом выходного дня.

У меня в таких случаях всегда был один вопрос: вот ты хочешь родить сама для себя, а как ты собираешься вырастить счастливого и умеющего любить человека одна? Такие женщины не знают ответа, а я вам скажу – никак. Йога не поможет, в церкви не отмолите. Дело ведь не в деньгах, но в отсутствии мужской энергии.

Немного про залёт. Это было адски страшно. Ощущение преждевременного конца в груди. Как будто было до и после. Как будто той жизни больше нет и всех тех, кого ты любил, тоже больше нет. Этот страх похож на ветер, который шумит, но ты его не чувствуешь. Умышленное убийство всегда больнее. После этого случая я понял, что точно не хочу девочку.

«Сексист» – сорвется с ваших уст желчь и потечет по моему лицу, но с другой стороны, почему бы и нет, если заслужил. Мужской пол в наше время действительно попахивает сомнениями. Так что я лучше побуду сексистом, чем мужчиной без правды.

А теперь о причинах нелюбви.

Представьте ее маленькую. Эту 5летнюю кокетку с локонами и (пускай) голубыми глазами. И вот она подходит к вам, берет всей ладошкой за большой палец, поднимает свои огромные глаза. И все. Ты в ее стопроцентной власти: по дороге себя размажешь, но купишь любые бусики, лишь бы она держала тебя за палец всегда. Я пытался представить как буду справляться с чарами, но это еще одно вранье, а я сегодня за правду.

А теперь представтье ее маленькую, но уже в поисках своей любви. В самом начале, где она верит каждому дебилу и влюбляется без оглядки. Где она, твоя фея, чьи ручки творили чудеса, будет объектом отчаянной похоти. С мальчиками все иначе – в нас заложены другие тотемы. Каким бы кастрированным не было общество, мужчины все равно воины. Пускай в пассиве, но воины. Девочки же - неприкасаемая материя, нежная причина, чтобы жить.

А теперь представьте, как она плачет. Плачет и ей плохо. От одной только мысли мое сердце рвется, как крыло бабочки. Ее еще нет, а я уже готов за нее убить. Я же чокнусь. Ко всем чертям. Но что пугает меня больше всего – я когда-нибудь умру и не смогу ее больше защитить...