25 ноября 2017 03:00:40
+7 (391) 236-01-36

Романтичный Рим античный

Фото: Img15.nnm.me
У Рима наряду с романтично звучащими именами Roma и Rome есть и величественный эпитет – Вечный Город. Вечный и вместе с тем человечный, античный и романтичный, столичный и симпатичный – и это всё о нём…

Все дороги ведут в Рим, во всяком случае, итальянские. Скоростная автострада, ведущая в итальянскую столицу со стороны адриатического побережья, чрезвычайно живописна и состоит из короедной вязи множества туннелей, заштопанной арочными висячими мостами. Снизу мелькают уютные итальянские городки и веси, сверху нависают скалистые горы. Самая высокая из них носит рогатое имя Корно (2914 м), под ней расположен самый длинный (после Ла Маншского) туннель в Европе – 10 км 230 м. Кстати сказать, что каждый туннель и каждый виадук над автострадой носят собственное имя, вполне возможно отыскать средь них собственного тёзку.

Кружевная прозрачность и призрачность руин

Исторический Рим компактен и гармоничен, несмотря на смешение множества архитектурных традиций и стилей. Незатейливость античных кирпичных строений и аркад Терм и Палатина, щемящее изящество колоннадных руин, барочная возрожденческая вычурность не конфликтуют меж собою никоим образом. Плодотворна концепция столичной застройки – никаких руин не восстанавливать, реконструировать только уцелевшие здания, иначе в нагромождении воскрешаемого исчезла бы та прозрачность и дух времени, витающий над Вечным городом. Но уж строительных лесов хватало всегда: на соборах Сан-Пьетро и Санта-Марии Маджорре, на резиденции Муссолини и на Капитолии, словом на множестве исторических объектов – тогдашний Рим готовился кнаступлению нового тысячелетия. В том заветном году в ватиканском соборе Святого Петра вскрывались Врата Рая, прошедшие через них паломники попадут в рай – их собралось в Риме по меньшей мере полста миллионов! Верная дорога на небеса – быть затоптанным толпою соверующих католиков, но к счастью этого и не случилось.

Размер имеет значение

Мельчайшее в мире государство – Ватикан – на африканские бантустаны не похоже, скорее напоминает московский Кремль – граница условна, гвардия сонна и немногочисленна, только вот вход в папскую вотчину бесплатный. В саму папскую резиденцию вас без специального пропуска не пустят швейцары-швейцарцы, одетые в полосатые красно-оранжевые шаровары и камзолы старомодного кроя (фасон 16 века). Сам папа выходит показаться верующим на балкон рабочего кабинета, но лишь иногда – напряжённая командировочная жизнь складывается ныне у божьих наместников.

Когда территория мала (сорок гектаров), архитектура устремляется в небеса, и пример крохотного Ватикана хрестоматиен для эпигонов современной урбанистики с небоскрёбами высолтой до километра.

Фото: Vault.ru

Доминанта папской экзархи – собор святого Петра – не столько высок, сколько монументален и величественен. Шатёрная громада купола – центр масс и визитная карточка не только Ватикана, но и всего Рима. Собор – самый крупный во всём мире, на его мраморном полу выложены метки размеров прочих крупнейших храмов всего мира, они бы поместились в Сан-Пьетро словно матрёшки. Несмотря на свою огромность, сооружение не циклопично, а оставляет ощущение пропорциональности и гармонии – к его строительству приложили руку многие художники Возрождения, в их числе великий Микеланджело Буонаротти. Сочетание полумрака каменных сводов и прямо- таки прожекторных пятен солнечного света, пробивающегося откуда-то сверху; массивные скульптуры целого сонмища святых в мраморе и бронзе; огромный бронзовый же балдахин для чтения папою энциклик и энциклопедий; начертанные по периметру всего свода латинские надписи словно призывные лозунги духовенства к молящимся трудящимся и отрадные глазу цветные витражи в стенных проёмах – всё это продумано и воплощено как единый стилистический ансамбль. Упомянутый балдахин исторически связан с историей уничтожения бронзовой кровли Пантеона одним из клерикальных сановников по фамилии Барберини. По этому поводу была грустная шутка: что не сделали варвары (barbari), содеял Барберини. С незапамятных времён вторичное использование лома цветных металлов наносит урон памятникам культуры. Мне, кстати говоря, показалось, что металл помнит языческие формы прежнего использования – наблюдается какая-то несвойственная христианским канонам извилистость и закрученность столпов этой папской беседки, вероятно почерпнутая крестоносцами на Востоке, в каких-нибудь палестинах.

А воду стибрили…

Пересекающий город Тибр – по сути небольшая речушка, но если бы его не было, не было б сложено многих легенд и красивых ренессансных и барочных мостов. Похожая на корабль крепость на тибрском островке не так бы смотрелась посреди суши, ведь корабль без воды выглядит бутафорией. Если в Тибре нет воды – значит выпили гиды…

Плюмажные пучки веерных и перистых пальм, понатыканные там и сям, махровые зонтики пиний вдоль дорог дополняют портрет итальянской столицы. Не дремлют - бродят слуги правопорядка: карабинеры конные, мотоциклетные и просто пешие многочисленны – столица всё-таки.

Колизей (Colosseum) даже в развалинах оправдывает своё названия – каменная громада колоссально внушительна.

Хороша всё-таки архитектурная доктрина Рима (никакие руины не реконструировать полностью), иначе бы каменные римские «Лужники» закрыли бы немалую часть столичного пейзажа. Возле Колизея кучкуются ряженые гладиаторы – снимаются, в смысле дерут по пять сольдо с запечатлевающимися с ними в обнимку заезжих буратин. Будьте уверены – халява не пройдёт, догонят и мзду взыщут, или засветят плёнку и сотрут цифру. Мелкожульническую сторону римского быта подпитывают цыгане и негры, незаконно торгующие и приворовывающие у зазевавшихся туристов. Воруют не только у Колизея, но даже в Сан-Пьетро, у толпящихся у микеланджеловской «Пьеты» туристов. Бдите и не зевайте.

Обильный многочисленными культурными слоями (как слоёный пирог) Рим избежал вавилонского если не столпотворения, то нагромождения. Опять же, хвала итальянской нескрупулёзности. Например, из двадцати шести триумфальных арок сохранилось лишь три, иначе бы итальянским школярам вдобавок к алфавиту (26-буквенному) пришлось бы зубрить ещё столько же имён триумфаторов.

Бродить по Риму всласть лучше всего ночью – всё освещено, народу почти нет, жулики отсыпаются для дневной толчеи. У фонтана Треви, что на площади Венеции  — всего пара туристов и пара карабинеров. Днём к нему не протолкнуться, а бросить монетку в фонтан (с дальним умыслом будущего возвращения) нужно непременно  — совершайте ночной ритуал.

Фото: Stellenboschtravel.co.za
Истина в вине. И в еде. И так везде

Хороши итальянские вина, к тому же весьма дёшевы – стоимость бутылки доброго сухого приблизительно равна цене двух чашечек кофе (около трёх евро). Как любитель красных сухих порекомендую вам Монтепульчиано д`Абруццо (Montepulciano D`Abruzzo), Вальполичеллу (Valpolicella) и различные Санджовезе (Sangiovese). Все они сильные, полнотелые и экстрактивные. Привыкшие к более мягким и свежим молодым винам могут попивать привычное Кьянти (Chianti) – его здесь изобилие. Тот же сорт Санджовезе, но полугодовой молодости…

Хорошо здесь варят и кофе, правда, почти исключительно автоматами – итальянское происхождение рецептов его варки нескрываемо: Эспрессо (ядовито-крепкий) и Капучино (с капюшончиком густой молочно-сливочной пенки). Италия выступает законодателем моды и гигантом кофейной машинерии.

Блюда наиболее раскрученной ветви итальянской кухни уместно употреблять именно на кухне – она никакая. Эти сухие пресные блины с сырно-колбасными обрезками, именуемые пиццей, километры макарон с подливами да мелкие пельменьки-равиоли очень просты, умеренно вкусны и незатейливы в приготовлении. Высокой кулинарией и особенным изыском здесь и не пахнет - это может творить каждый школьник дома на кухне. Более вкусные морские гады (моллюски, кальмары, осьминоги) и прочая рыба – это уже всеобщая средиземноморская специфика, сугубо итальянской её не назовёшь. Конечно в Болонье и Флоренции царит непревзойдённая высокая кулинария, впоследствии завезённая и расцветшая в славном городе Париже, но в Риме чаще питаются итальянским фаст-фудом вроде пиццы, равиоли и пасты с соусами.

Хороши итальянские сыры: они разнообразны, многолики и практически недоступны в нашей с вами отчизне. Не любя привозные французские и германские зелёно-голубые плесневелые сыры дома, лично я расчувствовал и полюбил апеннинские плесневые шедевры: Горгонзолу всех видов, белошапчатый Камошо (Camoscio) и Бель Паэзе (какая поэзия в одних только названиях!). Эти плесневелые симбионты не назойливо-вонючие, а просто душистые и пикантные. Твёрдый Пармезан продают уже мелко натёртым, дабы посыпать ваши спагетти не окровавленными тёрками руками. Кстати. Если ехать в Италию и научиться готовить из свежайших продуктов с ближайшего рынка, то надо останавливаться в апартаментах с кухней. При условии, что руки растут из нужного места, а в душе нет ненависти к готовке…

Алтарь под киотом

Заповедность римского центра не означает конец столичной урбанистики в целом. Случаи вторжения новой архитектуры в историческую ткань единичны – недавно «Алтарь Мира» Октавиана Августа на Капитолийском холме накрыли прямоугольным киотом из стекла и камня. Однако и этот хай-тек выполнен с уважением к традиции, камень для отделки выбран самый что ни на есть римский – травертин, разновидность известняка, из которого сложены многие старые здания, в том числе Колизей.надо заметить, что Рим, как настоящий музей под открытым небом, обставляется современными сооружениями по-музейному деликатно. 

Все новые здания словно предназначены укрыть драгоценную античность от пыли, влаги и выхлопов насыщенного автомобилями мегаполиса. Эти витрины и киоты и сделаны из аутентичных материалов, и в призёмлённом, не вычурном облике.

Деяния великого Дуче

Прозвище, данное народом Бенито Муссолини – дуче – в переводе означает что-то вроде «княже». Утвердившись во власти, дуче решил преобразить столицу, осовременить её – в новом имеерском духе и фашистской видеологии. Несомненно, он использовал опыт барона Османна, которому Наполеон III поручил произвести перепланировку и санацию Парижа. Градостроительная деятельность просвещённого барона дала првосходные результаты, и сегодняшние парижане благодарны выдающемуся предку за незагромождённый и не измождённый автомобильными пробками город. Римский «княже» был не столь искушён в градостроительной науке и повёл себя в Риме как медведь в лесу, проломав сквозь городскую застройку проспект и отстроив на высвобожденном месте квартал EUR. Собственно говоря, практика не нова – так поступил император Нерон, затеявший обновление Рима. Он просто приказал поджечь город, а на пепелище возвести новые дворцы, термы и театры. Кстати, оба – и кесарь, и княже – плохо кончили. Одного проткнули свои же товарищи, а вторго вздёрнул вверх ногами публично на площади. Но поздно – следы их инициатив остались шрамами на теле Рима. 

Фото: Sherylobryan.com

Справедливости ради стоит отметить, что снесённые по приказу Муссолини кварталы не были уж столь ценными в архитектурном плане – в сравнении с такими римскими шедеврами, как Колизей, Пантеон и Сан-Пьетро.

При фашистской диктатуре Муссолини, в 1930-х была предпринята попытка вернуть Риму «имперское величие», которая сопровождалась расчисткой античных памятников непомпезного звучания и, прокладкой новых магистралей на месте чнесённых кварталов. Великую перестройку дуче затеял в преддверии Всемирной выставки, которая в Риме так и не состоялась.

Зато идея приспособления Рима к Всемирной выставке (Esposizione Universale Romana), выкристаллизовалась в городском ландшафте и запечатлена в аббревиатуре EUR. Так был назван по сути город-спутник внутри Рима. Постройки этих лет решены в стиле неоклассицизма, излюбленном тоталитарными режимами того времени – вспомните немецкую архитектуру времён «Третьего Рейха» и «сталинский ампир». Стиль определяет само название, ведь французское «ампир» переводится как «империя», а какая из них – римская, советская или другая – не принципиально.

Финальной точкой, кодой муссолиниевского аккорда в градостроительной римской симфонии стала постройка «Квадратного Колизея». Это величественное здание спроектировано в живописных традициях итальянских художников-метафизиков. В первую очередь – Джорджо де Кирико. Естественно, что здание и названием и обликом коннотирует с самым известным древнеримским амфитеатром. Прозвище «квадратного Колизея» зданию дал народ, поскольку официально оно предназначалось под размещение «Музея итальянской Цивилизации» - нескромно, но со вкусом и пафосом. Трио архитекторов – Гуэррини, Падула и Романо, спроектировавшие дворец, придали ему античный архетип имперского сооружения. Величественное и «плечистое» квадратными торцами, здание с пятью ярусами аркад, замкнуло на себе лучи городских осей – видное отовсюду, оно замыкает на себя перспективы всего квартала EUR. Остальные здания квартала строились из традиционных для Рима материалов – мрамора, травертина, туфа. Из них сложен настоящий Колизей, и «квадратный» тоже. Большинство зданий выполнены в повоенному строгой манере. Их аскетичный в части декора вид, с монотонными фасадами, которые разве что изредка украшены пилястрами или колоннами без капителей и кое-где снаружи обставлены скульптурами с донельзя упрощённой фактурой и пластикой. Каковы были поставлены задачи – такая вышла и заказанная музыка – жёсткая м спартанская, без «архитектурных излишеств» и «телячьих нежностей». История до боли знакомая и регулярно повторяющаяся в виде фарса.  

EURопа после войны

После Второй мировой войны территория города быстро разрастается во всех направлениях, и чтобы разрядить напряжённую транспортную ситуацию в 1950-60-х годах была начата прокладка периферийных магистралей в обход исторических районов города. Построенная к Олимпийским играм 1960 Виа Олимпика, связавшая новый Форум – общественный центр «Форо Италико» с ЭУР, а также восточные и южные отрезки скоростной кольцевой автострады, ряд тоннелей и пересечений в двух уровнях лишь частично облегчили эти трудности. Несмотря ни на что и стараниями властей, Вечный город противостоит натиску времени. Районы старой застройки сохраняются по возможности в первоначальном состоянии, без их оздоровления, здесь возводятся лишь отдельные сооружения, нередко органически связанные с историческим окружением. Новое строительство развивается главным образом на периферии. Район ЭУР превратился в 1960-70-е годы в крупнейший деловой центр итальянской столицы, растущей в направлении юго-запада. ЭУР стал типичным современным европейским городским районом, оправдывая каламбур в названии – особенно усиленный введением единой европейской валюты, почти одноименной – euro. До недавних пор квартал EUR был единственным в городе средоточием новейшего зодчества. Однако технологичная архитектура негромко вползает и в другие квартал исторического центра. 

Всё-таки Рим – не только Вечный город-заповедник истории и архитектуры, но и действующая столица одной из самых развитых стран мира. Поэтому все бренды и тренды современной культуры и урбанистики стекаются в Рим, как и дороги в знаменитой поговорке…

Вам будет интересно