25 июля 2017 17:43:09
+7 (391) 236-01-36

Два испанских города из ста

Фото: Test2.pulpazo.com
Вот уж воистину вертоград многоцветный – это Торремолинос, ведь в переводе с испанского его название означает «башня-мельница».

Самой ветряной мельницы давно нет (видимо дон Кихот постарался), но топоним закрепил память о сооружении. А ещё в названии Торремолиноса слышна аллюзия с драгоценным камнем турмалином. Цвета этого ювелирного минерала разнообразнее расцветки радуги: бесцветный и чёрный, синий, зелёный, красный, густо-розовый и даже полихромный – основание столбчатого кристалла зелёное переходит в розовый кончик. Вот такой многоцветный камень.

Торремолинос тоже пёстр и многоцветен. Это по сути туристический город-спутник Малаги, центра одноимённой провинции. Именно здесь расположена развлекательно-туристическая и курортная инфраструктура. К тому же и аэропорт расположен между Торремолиносом и Малагой.

Самая оживлённая улица города пешеходная – Сан-Мигель. Она днём и ночью шумна и запружена народом. По ней бродят туристы и местные, выбирая сувениры. Перекусывая и пия кофе в уличных кафешках. Улица святого Михаила спускается к морю – вначале полого и ровно, а в конце переходит на ступени, зигзагом ведущие на берег – их 177. рядом со ступенями устроен пандус. По которому может спускатьс инвалид в коляске и катить сумку-колесницу туристу сподручнее. Ведь большая часть отелей расположена в первой линии, на берегу. Мигелевка вымощена керамической плиткой, которой с непрерывной периодичностью выложен фирменный узор – какая-то лилея, взятая в большую омега-образную фигуру. Каждую ночь улицу моют с шампунем, а потому ходить по ней можно хоть босыми ногами. Все же почему-то предпочитают сандалии, босоножки и туфли модных фасонов…

Космополитичные птахи

В самом центре Торремолиноса расположен сквер, каждое из деревьев которого посвящено определённой стране, вошедшей в Евросоюз. Собственно говоря, эта улица была озеленена и раньше – просто из геополитических соображений ей решили придать новый смысл. Площадь, на которую выходит Calle Europe, также обозначена как Plaza Europe – на её транспортном кольце (ротонде) кругом расставлены флагштоки с государственными полотнищами, а центром европейского бульвара назначена скульптурная композиция, запечатлевшая мифологический сюжет похищения Европы быкующим Зевсом. При этом сюжет получил довольно вольную трактовку, продиктованную политической конъюнктурой.

Европа изображена довольно зрелой девушкой, довольно фривольно и при этом добровольно восседающей на бычьем крупе и воздевающей к небесам не то ожерелье, не то бубен с нарисованными кругом звёздочками. Закольцованные пятиконечные голубые звёзды, напомню, – это символ объединяющейся Европы. Бык тоже весьма непривычный – добрый, почти мультяшный, а под хвостом у него изображён не то кленовый лист (как у добермана), не то звезда – как символ очередного кандидата в ЕС. Вся скульптурная группа отгорожена от зрителей заборчиком – мало ли какому мавританцу вздумается присоседиться на бычьей спине к Европе. Она рада, но не всем…

Взрослые и рослые деревья, фикусы, платаны и араукарии, тоже окольцованы – круглыми бетонными скамьями, облицованными кафелем. На голубых плитках начертано название той или иной страны, вступившей в зону евро. Часть керамических колец не подписана – в ожидании очередного брата-сестры, а одно дерево посвящено Андалузии, провинции-хозяине древесно-кафельной Европы.

Зато многочисленные пернатые европейцы не окольцованы. Птички вообще космополиты и наличие или отсутствие границ им безразлично. Многотысячный гвалт воробьиного чириканья заглушает всё вокруг и не удивительно, что скамейки вокруг этих деревьев пустуют.

Торремолинос

Космополитические птахи ещё и интернационалисты – они одинаково неплохо освоились на ветвях любого дерева, независимо от подписи внизу, и мирно соседствуют с горлицами и попугаями. Птичьи свобода, равенство и братство – не пустой звук, а наоборот – оглушительное мегачириканье.

Феерия, милочка!

Феериями в Испании называют празднества с народными гуляниями, бесплатными угощениями и выпивками на дармовщинку. Это что-то вроде наших ярмарок, ведь само слово «феерия» явственно перекликается с английским fair. Впрочем, лингвистический интернационал пронизывает все планетарные просторы, ведь такое русское слово «ярмарка» произошло от немецкого jahr mark, то есть «ежегодного рынка». 

Торжественное торжище по окончании сбора урожая и подсчёта цыплят во всех странах и у всех этносов знаменуется разнузданным весельем по случаю приятных результатов весенне-летней страды.

Испанская  феерия запараллелена с окончанием сезона коррид. Основные события происходят на улицах, где проводятся парады и другие праздничные шествия, и просто праздные шатания наряженных в национальные одежды и ряженых в карнавальные прикиды горожан. В обычные дни увидеть знойных красоток в плиссированных до пола юбках и розою за ухом – большая редкость, а на феерии – пожалуйста, любуйся сколько душе угодно. Красавицы и просто милочки ещё и танцуют фламенко, пристукивая каблуками и кастаньетами, прищёлкивая пальцами и прихлопывая ладонями, выводя песнь гортанными звуками под гитарные риффы. Феерия – почти феерическое, волшебное.

Участники празднества и прохожие туристы угощаются охлаждённой сангрией и паэльей, сваренной прямо на улице в казане над открытым огнём. Праздник-праздник!

Фото: Alhambrainstituto.pl
Топонимическая латина

Кадис – город не просто портовый, но расположенный на берегу атлантического океана, а потому отсюда отплывали экспедиции в колонизируемый Новый Свет, откуда корабли возвращались гружёными сокровищами инков, ацтеков и майя – как золотыми, так и пряными и фруктовыми. Этот маршрут был оптимальным – из Кадиса в Севилью и дальше в Толедо и Мадрид, поскольку на награбленное испанцами имели виды англо-интернациональные «джентльмены удачи». Пираты обосновались в Гибралтарском проливе, где экспроприировать экспроприаторов оказалось очень удобным – англичане до сих пор не желают расставаться со своей флибустьерской цитаделью под Гибралтарской горой.

Несмотря на свои неласковые манипуляции с туземцами, Испания стала если не родной матерью, то строгой мачехой странам Латинской Америки, что отразилось и в топонимике заморских территорий, и в названиях улиц врат в Новый Свет – Кадиса. 

Здесь запечатлена вся география Латинской Америки – Уругвай, Парагвай. Боливия, Венесуэла…

На небольшой площади возле университета высится конная статуя Симона Боливара – подарок венесуэльского правительства. Осталось неведомым, как звали саму лошадь, но если так же, то каменный Боливар выдержит не только двоих, но и большее число седоков. Ездоки-байкеры подросткового возраста с нарочитым шумом и молодецкой удалью гоняют по мощёным камнем улочкам старого Кадиса, усиливая ощущение левизны города. Боливары, Че Гевары и другие латиноамериканские революционеры взирают с постаментов и плакатов отовсюду…

Стриженные одной спиралью

К середине набережной Кадисского залива примыкает парк – старинный, но чрезвычайно ухоженный. Здесь растут деревья-патриархи: выглядящий на тысячу лет фикус-сикомор и шестисотлетняя драцена в три обхвата. Основной массив составляют деревья помоложе – на вид не старше вековых. Занимательно, но большинство деревьев и кустарников, произрастающих в парке, известны нам как комнатные растения. Бродя по его дорожкам, ощущаешь себя буквально как дома – только драцены, фикусы и гибискусы вымахали с трёхэтажный дом, а монстеры и алоказии цветут как каллы, огромными початками с белыми покрывалами.

В парке много хвойных и именно им ландшафтные дизайнеры модной стрижкой придали причудливые силуэты. Кипарисы, постриженные спиралью и правильными цилиндрами и пирамидками, правильные шары из туй и самшита, вытесанные из тиса параллелепипеды – все эти формы, которые сотворила фантазия и ножницы садовников, внушают ощущения сказки. 

Кадис

Кадис

Кадис

Кадис

Кадис

Вся эта красота освещается ночью, отчего ирреальность возрастает. Огромный сикомор выглядит сказочным деревом, в дупле которого спрятан сундук с сокровищами. Освещённые геометрические очертания стриженых древ наводят на мысль о гигантских игрушках исполинского ребёнка.

Не только растения, но и весь парк в целом выглядит очень ухоженным: старинные кованые ворота, скамеечки и фонтанчики чередуются с красиво оформленными лумбами, а гравийные и мощёные дорожки чисты от опавших листьев и случайного сора. Жители любят свой город и не позволяют себе и окружающим мусорить. Показательно наблюдение, когда женщина, прогуливая утром крупного пса, рукой с надетым на неё пластиковым пакетом убрала за ним. Собаке не прикажешь не гадить, а убрать за питомцем – первое дело для уважения прежде всего себя, и окружающих тоже. Так вот в Кадисе хозяйки прогуливают своих стриженых собак среди стриженных спиралью кипарисов…

Кошачий фелисидад

Название города Кадис (Cadiz) звучит почти как catis, а потому наверное кошачье племя чувствует здесь себя очень вольготно. Здесь круглый год тепло, птички изобильны, а на помойках рыбных ресторанчиков полно вкусных объедков. Средиземноморские бродячие кошки не гордые и не стесняются попрошайничать, причём не с наглым мявом как домашние, а со скромным выжидающим взглядом снизу вверх. Как такой воспитанной зверюге не отдать креветочные остатки, тем более что люди съедают только брюшко?! Кошки-бродяжки с аппетитом хрустят хитиновыми панцирями – ведь ракообразные с усиками ничем не хуже усатых мышек.

Усато-полосатое племя вольных представителей вида Catis felis облюбовало и обжило в Кадисе добрый кусок берега, в каменистом рельефе которого можно и погреться на солнышке, и укрыться от ветра на ночлег. Их поголовье исчисляется здесь десятками, если не сотнями – во всяком случае, они так пометили свои владения, что кошатиной разит за полсотни метров! Этот сильный запах шибает в нос и вполне способен победить скунса-одиночку.

Felicidad по-испански означает «счастье», и Кадис в этом смысле – кошачий фелисидад для вольноопределяющихся фелисов и их фелин. Можно вообразить, каким волшебным хором оглашаются окрестности кошачьей обители в марте. А вот серые кадисские мелочи, воробьи и мышки сильно притихли – поди попищи-почирикай тут!

Фото: Comprarviajesonline.es