30 марта 2017 21:34:18
+7 (391) 236-01-36

Афанасий Фет. Тело и душа, небо и море

Фото: Screenheaven.com
Чистил архивы и нашёл написанное аж в 2009 году, в самый разгар кризиса, я тогда лишился работы, настроение было тяжелое, а выбираюсь из такого я всегда через стихи. Вдруг кому-то тоже сейчас непросто, тогда извольте-с, прочтите, может, и поможет.

В стихотворении, как известно, очень важен образ. Рифма, ритм, «красивые» слова тоже, конечно, но если нет чёткого, грамотно выстроенного образа, стихотворение распадается, впечатление уходит. Гёте говорил, что поэзия это всегда синтез, анализ эффектнее выглядит в прозе.

Классическим образцом ловко скроенного синтеза может служить стихотворение Афанасия Фета «На корабле».

Три пятистишия создают полноценный, внятный образ стихии, влияющей на личность. Стихия, воздействуя на человека практически тактильно, «осязательно», выводит его на более высокий, небесный уровень, сама тоже превращаясь, подобно греческим богам. Это воздействие на человека преобразует и саму стихию, она делает качественный переход от морского – к воздушному, небесному.

Интересно, что вся образная система высказывания Фета двойная, парная. Человек здесь «тело и душа», а стихия – «море и небо».

Это не противопоставления, а скорее градации. И очень удачные, стройные, как у древнегреческих софистов, когда градационная лестница опускает тебя вниз по смыслам, и также легко поднимает наверх: что называется «с неба – на землю». В нашем случае: с моря – на небо, а из тела – в душу.

Физиология человеческого тела, переживающего стресс путешественника, становится ступенью к над-физиологичной оболочке, к душе. А море, соответственно, ступенью к небу. Этому «взлёту» способствует, а вернее, очевидно помогает обстановка неустойчивости палубы, зыбкости тумана.

По смыслу, а следовательно, и по факту, стихотворение грустное, но ощущения тоски и печали оно не приносит. Почему? Человек находится в белом тумане на стремительно отплывающем корабле. Привычная и родная земля исчезает, «от глаз моих бежит», а обстановка корабля доверия у героя не вызывает: «под непривычною стопою» «стихия чуждая дрожит».

В следующем стихе, уже более интимном, Фет погружает нас в физиологическое состояние. «Дрожит и сердце» – это уже совсем не метафора, потому как далее «грудь заныла».

И вот тут, вдруг, в самом центре (на самом пике) поэтическая мысль делает резкий поворот, вернее даже крутую ступень, раз уж разговор о градациях.

Тело вмиг забыто, оно было лишь ступенью для того, чтобы показать возникшие эмоции, раскрыть то, что происходит в душе. Теперь уже никакой «пены», никакого моря, никакого ненавистного корабля. Только воздушный океан, который уносит душу при помощи «невидимой силы». Так, если уж совсем принизить смыслы, то речь здесь о физиологической смерти. Но для Фета, христианина, смерть – всего лишь отделение бессмертной души от тела.

Психологически тоже всё четко выверено: явно не уютно (если не сказать большего) чувствующий себя на корабле человек невольно задумывается о смерти. Эти простые приёмы, ничего нового Фет не изобретает, создают удивительно цельный образ, полноценную картину мира. И «картинку» тоже. По цвету – стихотворение белое: «белою грядою», «даль светла», «воздушный океан» – все пространство как бы разлито в молоке.

А ещё оно очень личное, не каждый сможет, испугавшись стихии, рассказать о том, что творится на душе. И не просто рассказать, а со светлой, жизнеутверждающей тревогой. С таким чувством, как в детстве, когда и страшно и снова хочется испытать восторг от тревоги.

Эти сложнейшие психологические метаморфозы Фет передаёт простыми, ясными словами. Впечатление душевного тремора отлично сочетается с размером и ритмическим рисунком стиха.

Композиционно – тоже полная гармония, всё четко разделено на две равные части, первая – море и тело, вторая – небо и душа. Но главная особенность – по ступенькам «тело-душа-море-небо» мы можем легко не только подняться, но и спуститься.

Большинство поэтов делают «ударным», убойным в идейном и смысловом плане произведения последние стихи, фразы слова. У Фета же – смысл поэтического высказывания сконцентрирован и усилен восклицательным знаком в первом же слове стихотворения: «Летим!»

«На корабле» – замечательная вещь, рассказать о личных страхах и тревогах и не загрузить читателя могут не многие лирики. Русский поэт Афанасий Фет несомненно смог.

НА КОРАБЛЕ

Летим! Туманною чертою
Земля от глаз моих бежит.
Под непривычною стопою
Вскипая белою грядою,
Стихия чуждая дрожит.
Дрожит и сердце, грудь заныла;
Напрасно моря даль светла,
Душа в тот круг уже вступила,
Когда невидимая сила
Ее неволей унесла.
Ей будто чудится заране
Тот день, когда без корабля
Помчусь в воздушном океане
И будет исчезать в тумане
За мной родимая земля.