28 апреля 2017 11:16:42
+7 (391) 236-01-36

It`s so Nice! Часть I

Фото Ohfrance.ru
Ницца по-французски пишется Nice, что в английском означает «красивый» или «милый». Такой она и предстала нашим взорам – прекрасной, роскошной и чарующе-уютной.

Лазурный Берег, он же Французская Ривьера был излюбленным местом отдыха русской аристократией. Граждане России демократической тоже стремятся сюда поплескаться в лазурных водах Средиземноморья, хотя отдых здесь весьма недёшев. Зато к дорогим удовольствиям относится и осмотр достопримечательностей, о которых написано в романах Фитцджеральда и других романтиков. Невероятно причтно и просто прогуляться – как раз по улицам Европы, малым и милым.

На Кот-Азуре всё в ажуре!

Считается, что Ниццу основали греки за четыреста лет до нашей эры, назвавшие его Никея – в честь крылатой богини победы. Как корабль назовёшь – так он и поплывёт, и названая в честь Ники Ницца вплыла в мировую историю победительницей конкурентов и пионером курортной индустрии. Несмотря на имеющиеся здесь фортификации (крепость Вильфранш), осады и набеги остались в далёком прошлом, а с середины XIX века Ницца достойно переживает набеги отдыхающих и наезды европейских элит. На Кот д`Азур хлынули слава и деньги, и Ницца расцвела ажуром красивых зданий и нарядным шиком одеяний праздной публики. Отдых и развлечения здесь возлюбили не только французы, но в первую очередь англичане. Не остались в стороне русские аристократия и интеллигенция – в Ниццу регулярно наезжали русская знать во главе с императорской семьёй, многочисленные художники и писатели вроде Чехова. Здешние берега живописны и теплы, и сегодняшние состоятельные граждане России предпочитают курорты Лазурного Берега всем прочим. Здесь, конечно, дорого, но очень достойно и изысканно – есть что вкусить и попить, есть и что посмотреть.

Третий миллениум археологического предместья

Благодатные места средиземноморского побережья всегда влекли переселенцев, и Лазурный Берег – не исключение. Финикийцев и греков сменили римляне, а их в свою очередь потеснили варвары, вместе с аборигенами-галлами впоследствии принявшие христианство и французское гражданство. Не все следы и не всех этих цивилизаций сохранились в Ницце. Но древнеримские уцелели, занесённые песком и грунтом. Именно это спасло их от утилизации, и отрытые археологами лишь в восемнадцатом-девятнадцатом веках, они стали местными культурно-архитектурными достопримечательностями. Древнеримский город с названием Цеменелум вступил в свой третий миллениум. Его руины датируются несколькими веками до и после Христова рождества. Римские градостроители тяготели к холмам, и древний Цеменелум также был основан на возвышении местного рельефа. Тк называемый «Римский Холм» расположен в квартале Симье, прежде считавшимся пригородом Ниццы и впоследствии ею поглощённым. В 1866 году холм соединили с центром города бульваром, и с этого времени бывшее предместье стало считаться одним из престижнейших районов, где не зазорно останавливаться даже членам королевских семей. Они обзавелись там свои резиденциями, дворцами и «паласами» – что по сути одно и то же, только на разных языках.

Археологи утверждают, что римляне отчего-то оставили город через пятьсот лет с времени его основания. Империя рушилась, да и в средние века эпидемии чумы с холерой выкашивали население целыми городами. От романской эпохи в Симье сохранились в довольно неплохом состоянии термы и традиционный амфитеатра, не очень большой – вместимостью в пятьсот зрителей. Всё это реконструировано и отреставрировано и служит античной приманкой для любознательных туристов.

Старинные часы на башнях «Старой Ниццы»

«Старой Ниццей» (Vieux Nice) именую часть города, с сохранившейся застройкой шестнадцатого-восемнадцатого веков. Она хоть и старая, но хронологически относится к Новому Времени, и старше зданий этих кварталов в Ницце сохранились только античные руины. Никаким мрачным средневековьем Ницца не обременена, а город сравнительно молод и однороден по типу и структуре застройки. От средневековых монастырей уцелели лишь две башни с часами – отмеряющими ход времени в южной и северной и «Старой Ниццы».

Прекрасные здания «Прекрасной Эпохи»

«Бель Эпок» (Belle Epoque) – поэтичное название периода очередного расцвета французской культуры, заключённого между 1890 и 1914 годами. Эта эпоха была весьма коротка и пришлась на начало Третьей Республика, а закончилась с началом Первой Мировой войны. Это был короткий золотой век европейской культуры. Период зарождения и бурного развития искусств и наук, технологических изобретений цивилизации. В этот период родились фотография и кинематограф, получило начало автомобилестроение и метрополитен, положены основы психологии и психоанализа, социологии и, как ни прискорбно, грядущего социалистического пожара.

Войне и революционным потрясениям предшествовала настоящая «прекрасная» эпоха, с вошедшими в широкую моду развлечениями – просиживанием в кафе и кабаре, эстетическими метаниями и творческими исканиями, морскими купаниями и бульварными гуляниями. В России это время расцвета искусств принято называть «серебряным веком» и модерном, во Франции – «Прекрасной Эпохой» и Арт Нуово.

Это же название, Belle Epoque, получила и зодческая практика этого времени – изящная и нарядная, радостно-лёгкая архитектура с привкусом лёгкого флирта. Стиль этого времени шире единого определения – он вобрал в себя и сплавил модерн и рококо, классицизм и барокко. Городская застройка «Прекрасной Эпохи» и сегодня выглядит чуть легкомысленной и отнюдь не тяжеловесной, в чём-то подобной игристому вину этой страны. Да-да, именно шампанскому!

Вдоль по Гамбетте

Своего рода «витриной» Ниццы служит её набережная, Promenade des Anglais. «Английской» набережная прозвана потому, что с начала девятнадцатого века недвижимость здесь приобреталась по большей части британскими подданными. После визита в 1870-м году их королевы Ницца снискала славу зимнего курорта, первого из европейских. Англичане и обустроили набережную, построив дорогу вдоль моря двухметровой ширины – она и разрослась впоследствии в «Английскую Набережную». Сегодня она вчетверо шире прежнего и намного шикарнее. Нынешняя Английская набережная простирается на несколько километров между возвышенностями на двух мысах, подобно тетиве лука обнимая лазурную бухту. В 1930 набережная была продублирована шоссе и дополнена скверами и пальмовыми аллеями вплоть до бульвара Gambetta. Реконструкция набережной Promenade des Anglais окончательно завершилась в 1965, когда та достигла аэропорта.

Английская набережная и особенно самая прославленная её часть в районе бульвара Гамбетта, застроены великолепными отелями и паласами – дворцами и особняками, внутри которых разместились гостиницы и апартаменты. Они богато декорированы, скульптурно и фасадно, а стилистически выполнены в стилистике «бель эпок» и «арт-деко». Всё это великолепие не перескажешь, потому ограничимся наиболее примечательными зданиями. 

Золотой Негреско и чугунная негритянка

Отель Negresco, рсположенный в самой середине Английской Набережной, с 1974 года причислен к выдающимся памятникам французской и мировой архитектуры, а по признанию американских отельеров вошёл в десятку лучших гостиниц мира. К тому же одной из самых дорогих. Ведь ночёвка в одном из номеров обойдётся постояльцу в двадцать тысяч евро, а бутылка вина в расположенном внизу ресторане «Шантеклер» тянет на две тысячи! Впрочем, и вино здесь непростое, и обстановка под стать – практически музейная. Сюда и заходят в основном. Как в музей – испить чашечку кофе на веранде, любуясь шикарной панорамой лазурнобережья.

Правильнее было бы называть заведение Нереску, ведь отцом-основателем этого гранд-отеля был румынский эмигрант, транскрибировавшийся на французский манер Анри Негреско. Как другой известный офранцуженный румын – Эжен Ионеско.

Собрав необходимые для строительства средства, девелопер начала прошлого века заказал проект одному из ведущих архитекторов того времени, Эдуару Ниерману, и в 1913 необычное здание с округлённым и богато декорированным фасадом, украсило собой центр Ниццы. Торжественное открытие отеля почтили многие VIP-персоны того времени, включая королевских особ, американских миллиардеров и властителей дум. Правда, последовавший вскоре европейский военный катаклизм отставил гранд-отель в сторону от гущи событий и разорил его владельца. Лишь в 1970-х, когда здание было приобретено семейством Ожье, оно было основательно отреставрировано и приобрело прежние шик, блеск и славу.

Несмотря на сравнительную молодость (своё столетие Негреско справит лишь через четыре года), здание выступает музеем во многих смыслах. Это фактически музей французской (да и мировой) культуры. Ведь в списке его постояльцев значатся почти все знаменитости из мира искусства и литературы, киноактёры и Кутюрье, королевские особы и президенты – от Коко Шанель и Марлен Дитрих, Хемингуэя и Саган, Кокто и Камю до Назарбаева и Медведева.

Здание и снаружи, и внутри выглядит музейным. Роскошный пятиэтажный особняк с круглой угловой башней, выстроен в духе Ар Нуво и являет собой квинтэссенцию стиля «Бель Эпок». Внутри царят роскошь и хороший вкус. Интерьеры отеля украшают невероятно изысканные и дорогие предметы. Большой зал накрыт куполом, спроектированным не кем иным, как самим Гюставом Эйфелем. Огромная люстра диаметром 2,5 метра под потолком Королевского салона насчитывает более шестнадцати тысяч хрустальных подвесок. Мраморный пол устилает самый большой в мире ковёр площадью 375 квадратных метров, сотканный по специальному заказу, и стоимостью чуть ли не в десять процентов от стоимости всего отеля. Отельные интерьеры и организованы как музейные, только залы находятся один над другим. Холл первого этажа оформлен в стиле Ар Деко с выраженной доминантой классицизма. Апартаменты на втором этаже, обставлены по последней моде, напичканы бытовой техникой и украшены работами современных художников.

Третий этаж оформлен в духе Людовика XV, четвертый выполнен в стиле ампир наполеоновской эпохи. У входа в Негреско красуется огромная скульптура негритянки, отлитая из чугуна. Её пышное туловище в три обхвата в чугуне тянет на все пять тонн! На зависть слонам и зурабам церетели…