24 мая 2017 13:08:49
+7 (391) 236-01-36

Не лечите переломы подорожником

Настоящая депрессия – она как армия. Кто не был – тот будет, кто был – тот не позабудет.

Еще вчера вы беззаботно порхали развеселым мотыльком, выдавали на-гора тонны креатива, выступали в привычном амплуа клоуна, звонили в ООН, потом вам перезванивали почему-то из ФСБ, а если случалась какая-то дрянь, вы точно знали, что это ненадолго.

А потом замедленная съемка и ваше тело па-а-адает. Сознание еще пытается бороться, голоса в голове кричат «Соберись, тряпка, встала на раз-два!», другие голоса говорят «Хм, наверное, слишком хорошо живется, если при двоих детях можешь себе позволить ТАК себя вести!»...

Тело накрывается одеялом с головой и уходит в глубокое сопротивление.

«Девочки, у меня депрессия, хочу шампанского!» – это не о вас. О вас – когда угасающее сознание пытается хоть чего-то захотеть. Есть. Пить. Спать. Помыть голову. Где-то на этом этапе вы становитесь просто кучей хлама (ну, или гнилым кабачком, забытым на балконе с прошлой осени), пахнуть при этом начинаете примерно так же, пользы от вас обществу – столько же.

Общество может активно соучаствовать. Приводить в качестве примера летчика Мересьева, который без ног «Барыню» танцевал, и требовать от вас гопака вприсядку.

Запустить механизм по превращению тела в овощ может что угодно. Иногда это незначительный стресс, типа недополученной сдачи в размере 27 копеек. Иногда дают о себе знать детские сотрясения мозга, но реально – не угадаешь. В моем случае это была потеря работы. Поэтому разбираться в причинах должны специально обученные люди. Психиатр, невропатолог, эндокринолог, кардиолог, психотерапевт, нарколог и бог знает кто еще. Но не психолог. Потому что открытые переломы не лечатся подорожником, дуть на них и целовать, чтоб не болело – тоже не вариант. 

Худшее, что можно сделать – оставить все как есть в надежде, что пройдет само. Потому что можно внезапно обнаружить себя спящим на рельсах или летящим вниз головой с Коммунального моста с ускорением 9,8.

Самое хреновое, что вы можете творить в таком состоянии, это принимать жизненно определяющие решения и менять обстановку. Потому что ничего, кроме полной фигни, вы придумать не в состоянии. Но это, опять же, временно.

Дальше – интересней. То есть мы помним, что тело, погруженное в депрессию, перестает есть, пить, спать, мыться. Теперь у тела начинаются панические атаки. Оно забивается в угол за холодильник и сама мысль о том, что нужно выйти из дома хотя бы за хлебом, накрывает волной леденящего душу страха.

Алкоголь не работает. На пару часов вы можете, конечно, стать кучей пьяненького хлама, забавно подпевающего группе «Ноль»:. Потом будет неиллюзорный откат. Ну, опять же, это если забыть на минуту о том, что большинство антидепрессантов не совместимы с алкоголем от слова «совсем».

Секс. О, да. Если где-то вокруг вас бродит стайка некрофилов. У них наконец-то будет возможность получить свое, не вступая в конфликт с законом и минуя предварительные ласки с выкапыванием стюардессы. Потому что эмоциональная вовлеченность в процесс, например, ну... как у героини Умы Турман в первой части фильма «Убить Билла». Это она потом проснется и всем наваляет.

Вы тоже проснетесь. Но для этого обязательно нужно сходить к доктору и пить прописанные им таблетки. От них может быть спутанность сознания, тошнота, понос и другие спецэффекты. Иногда даже вы будете ловить себя на том, что вы менее адекватны, чем до таблеток. Но это пройдет.

За руль лучше не садиться, ибо косяк на косяке. И ДТП, поражающие своей нелепостью. Но таблетки нужны. Потому что месяц-полтора-два (кому как повезет) – и снова можно видеть жизнь живописной.

Парадокс. Именно обращение к психиатру в данном случае свидетельствует о том, что вы психически здоровы. И не лечите пульпит силой мысли по фотографии. Психически здоровому человеку свойственно отсекать творящееся с ним безобразие и периодически сомневаться в своем психическом здоровье. Про уверенных в том, что с ними все в порядке, хорошо и много написано у Максима Малявина.