16 августа 2018 07:53:57
+7 (391) 236-01-36

Он существует!

Премьера балета «Дон Кихот» в Большом театре. Фото: габт.рф
Похоже, испанские историки нашли «настоящего» Дон Кихота, вернее, прототип одного из самых известных литературных героев планеты. Знакомьтесь – сеньор Агустин Ортис.

Сеньор Ортис был человеком вспыльчивым, если не сказать «безумцем», и не скажем, из уважения к реальной личности, тем более, что личность Агустина (теперь уже это понятно наверняка) стала толчком к созданию фантастического образа долговязого безумца и романтика. И вот почему.

Историк Хавьер Эскудеро (Javier Escudero), изучая архивы судебной практики инквизиции времён Сервантеса, наткнулся на описание весьма любопытного процесса. В одном из документов инквизиции Агустин Ортис выступает ответчиком в суде. Судят чудака за стычку, произошедшую у ветряных мельниц в Эль-Тобосо. (Если помните, именно в Эль-Тобосо Сервантес поселил Дульсинею).

В документах инквизиции Ортис обвинялся в «нападении на ветряные мельницы и на их крест». Всё описанное происходит в Эль-Тобосо в 1594 (или 1595) году. Агустин Ортис поехал молоть зерно, а по дороге повстречал Пабло Лопеса и Педро де Моралеса.

По-видимому, у сеньоров Лопеса и Моралеса с нашим красавцем была давняя вражда. Слово за слово, и самый знаменитый эпизод шедевра готов! После взаимных оскорблений Агустин Ортис обнажил меч и начал рубить деревянный крест, стоявший около мельницы.

СТЕНОГРАММА СУДА (1599 г.):

«Смотрите, как рубит мой меч!» – пригрозил Ортис своим недругам.

«Отойдите вы от него! Или вы одурели? – ответил Моралес. – Или вы не видите, что это крест?»

Ортис продолжал рубить крест с криками: «Смотрите, как он рубит!»

То ли Лопес, то ли Моралес произнес: «Мельницы на вас смотрят».

Естественно, этот прикол перекочевал в текст Сервантеса, с той лишь разницей, что вместо язвительных соседей Лопеса и Моралеса, у Дон Кихота простодушный и любящий его Санчо:

– Каких великанов? – спросил Санчо.

– Тех, которых ты видишь там, – ответил его господин, – с большими руками, длина которых равняется почти двум милям.

– Берегитесь же, – возразил Санчо, – то, что мы видим там, не великаны, а ветряные мельницы, а то, что вы принимаете за руки, – просто крылья, которые ворочаются от ветра и двигают мельничный жернов.

– Сразу видно, – сказал Дон-Кихот, – что ты неопытен в деле приключений: это великаны, говорю я тебе; и если ты боишься, то отойди подальше и стань на молитву, а я в это время дам им эту неравную, но страшную битву.

И сказав это, он дал шпоры своему коню Россинанту, не обращая внимания на уверения своего оруженосца Санчо, кричавшего ему, что, в самом деле, он нападает на ветряные мельницы, а не на великанов. (…)

– Господи помилуй! – сказал Санчо, – не говорил ли я вашей милости, чтобы вы остерегались это делать, потому что это – просто ветряные мельницы, и только тот может сомневаться в этом, у кого такие же мельницы в голове.

Рисунок Саввы Бродского (иллюстрации к роману Сервантеса «Дон Кихот»). Источник: nevsepic.com.ua
Рисунок Саввы Бродского (иллюстрации к роману Сервантеса «Дон Кихот»). Источник: nevsepic.com.ua

Следователи инквизиции постоянно упоминают о вражде Агустина Ортиса со сразу несколькими местными жителями. Говорится и о том, что Агустин был непризнанным дворянином. По-видимому, он был незаконным сыном Мигеля Ортиса, рыцаря ордена иоаннитов. И как уверяют инквизиторы, на этой почве у нашего чудака развилась мания величия – он мнил себя рыцарем. Всё сходится.

Но Сервантес прячет нашего героя, жалеет безумца что ли? Один из недругов Агустина был Алонсо Мартинес-Хирург, конкурент, ведь Агустин Ортис тоже был «хирургом, цирюльником и зубодером». Этот самый Мартинес зовется в документах «Алонсо Кихано». Сервантес прячет, скрывает своего любимца-героя за именем его же врага. Мигель де Сервантес Сааведра, как известно, был человеком потрясающего чувства юмора.

Судя по всему вражда между нашими героями и не думала затухать, и вот, спустя 5 лет, в 1599 году Лопес и Моралес доносят на Ортиса инквизиции. Обвинения в ереси и богохульстве серьёзные (изрубил крест), его берут под стражу.

Но, обратите внимание, как честно и непредвзято работает испанская инквизиция конца XVI века: суд инквизиции доказал, что причина была не в религии, а в вопросах чести.

Суд постановил, что Агустин Ортис должен выслушать суровый выговор («Сеньор, извольте вымещать свои нервы впредь не на крестах»), и оплатить судебные издержки. Всё.

Ортиса считали лузером, неудачником (да он таким и был), все смеялись над ним. В итоге, нервный срыв и как следствие – изрубленный крест у мельницы. Он, незаконнорожденный, всю жизнь называл себя дворянином и сыном рыцаря, а над ним насмехались… Рыцарь печального образа. Только над таким и мог погрустить и посмеяться великий Сервантес.

Первый том «Дон Кихота» выйдет через пять лет после казусного судебного процесса. Понятно, что прекрасный, смешной и трогательный образ Дон Кихота всё равно собирательный, что язык, речь безумца – это только гений Сервантеса. Историк Хавьер Эскудеро, открывший нам прототип героя, это тоже прекрасно понимает, он называет Кихота «гибридом» Сервантеса.

Но знать, что на страницах великого «романа-сказки» реальность присутствует гораздо больше, чем мы думали, согласитесь, тоже приятное переживание.

Он существует. Дон Кихот существует!

Рисунок Саввы Бродского.
Рисунок Саввы Бродского.

Вам будет интересно