17 августа 2018 08:41:33
+7 (391) 236-01-36

Мамина шапка

Фото: aromaterapia.be, mama-creative.ru, media2.24aul.ru

Фото: aromaterapia.be, mama-creative.ru, media2.24aul.ru

Фото: aromaterapia.be, mama-creative.ru, media2.24aul.ru

Я до сих пор не понимаю, зачем мы её притащили. Можно же было подарить, отдать, забыть, в конце концов...

Привезена мамина шапка была в 98-м году из Красноярска как напоминание о сибирских морозах и о папиной семилетней службе на благо Родины. За те семь лет мы получили в Красноярске квартиру, обжились, и, когда собрались уезжать, вещей оказалось ооочень много. Поэтому я до сих пор не понимаю, зачем мы её притащили. Можно же было подарить, отдать, забыть, в конце концов. Но нет  –  шапка ехала сверху коробок, как вишенка на торте. Огромная такая меховая вишнища.

Носить её в Москве, даже в замкадье, было совершенно невозможно в связи с погодой, модой и вообще здравым смыслом. Но ведь столько песцов на неё ушло. Зря что ли? Мама держалась за шапку мёртвой хваткой. И все мои робкие попытки избавиться от монстра яростно отбивала.

Ну, да и ладно. Пусть лежит, мне-то какое дело? У меня как раз подростковый возраст, я гуляю в капроновых колготках, расстёгнутой куртке и уж тем более без шапки. Любой.

Но вот однажды случилось страшное. А именно  –  мама заболела. Грипп ли это был вперемешку с мигренью или ещё что  –  доподлинно неизвестно, но мама была твёрдо уверена, что у неё менингит. Летальный исход в ближайшие часы.

Мама у меня в медицине плохо разбирается. А в диагнозах – хорошо.

Она лежит в полутемной комнате с опущенными шторами, представляет в картинках собственные похороны и иногда слабо стонет. Голова-то и правда страшно болит. И ощущение, что по всему телу проехался трактор. А потом включил заднюю передачу и проехался снова.

Маму мне очень жалко, и я даже не против остаться дома и не идти в школу, ухаживать за смертельно больной. Но нет, не работает. Война войной, а школа по расписанию. Я уже стою одетая, захожу к маме попрощаться и тут вдруг:

 – Доченька, сегодня обещают страшный мороз. Надень мою шапку.

 – Шапку? ТВОЮ ШАПКУ??? Да ни за что! Никогда! И ни при каком условии! Я лучше лягу тут умирать рядом с тобой!

Но мама с неимоверным усилием отрывает голову от подушки и надрывающимся шёпотом выдыхает:

 – Может, это моё последнее желание...  –  а у самой слёзы в глазах.

Я тоже плачу. Я ещё пока подросток. Я ещё не в курсе маминых познаний в медицине. И театральных талантов. А папа уехал на работу и не может за меня заступиться. И спасти маму.

Почему папа так спокойно уехал на работу, если мама при смерти? Почему я в такой ситуации иду в школу? И почему все эти вопросы не приходят мне в голову тогда???

В общем, я беру шапку. Натягиваю себе на голову, иду к зеркалу и начинаю стонать громче мамы.

Фото: img.liveinternet.ru
Фото: img.liveinternet.ru
Я йети. Йети с тонкими ногами в капроновых колготках и головой размером с глобус. Огромный лохматый глобус. Глобус – ушанка.

А ведь засада ещё и в том, что всю дорогу до школы видно из окна кухни. То есть снять этот глобус  до крыльца школы не получится. И спрятаться от одноклассников тоже. Что же делать?!

А делать нечего. Ведь это мама попросила... Я выхожу из подъезда и обречённо тащусь в школу. Это мой позорный столб на всю жизнь. Мне больше никогда не было так стыдно.

А я попадала в неловкие ситуации. Ну вот, например, как-то посреди ответственного мероприятия в МИДе присела на стул, а сидушка провалилась вниз. Вместе с моей пятой точкой. Представляете, как я повеселила послов, пытаясь выбраться? Руки – ноги – голова вверху, зажаты контуром стула. Всё остальное  –  на полу. Эдакая черепаха в разрезе.

Будущий муж пытается прикрыть своим телом мой демарш. А я что? Я сижу (или лежу, не знаю, как правильно) и ржу. До слёз. До икоты. И тут все начинают ржать. Просто, не по-дипломатически, а очень даже от души. Потому что смех  –  выход из любой неловкой ситуации.

Только об этом я узнала позже. А в 13 лет я ещё подросток. Я просто иду в школу в меховой чалме на радость одноклассникам. Да и что уж греха таить, даже на радость некоторым учителям. В раздевалке понимаю, что в рукав куртки песцы отчаянно не желают помещаться. Придётся с ними ходить весь день, пряча в портфеле.

Как я прожила этот день, как шла домой через час после ухода даже уборщицы, как обходила фонари, пытаясь не попасть в кругляш света  –  лучше не вспоминать.

Зато дома... Дома оказалось, что мама чудесным образом ожила. Ходила по кухне, завернутая в цветастый фартук, готовила ужин. И, выглянув в коридор и оценив мой прикид, долго хохотала. До головной боли.

На маму я тогда крепко обиделась. Прям минут на десять или даже пятнадцать.

А потом жизнь пошла своим чередом, как и раньше. Но той шапки в нашем доме я больше никогда не видела.

Что с ней сталось? Куда она подевалась? Неужели мама выкинула песцов? Или все-таки прячет где-нибудь на антресолях, чтобы достать в предсмертный час?

Вам будет интересно