26 марта 2017 19:53:58
+7 (391) 236-01-36

Жар и холод священного моря

Фото: Фёдор Лашков
Контрасты обостряют восприятие. Лёд и пламень, песок и камень, дикость и культура – всё это смешалось на берегах самого глубокого пресного водоёма планеты.

Байкал не только глубок, но и многолик,  и из всего его ландшафтно-природного многообразия мы выберем пока лишь один фрагмент, окрашенный контрастами кусочек единой и цельной голограммы – портрета славного моря, священного Байкала.

Минусы и плюсы

Хакусы – это горячие источники на северо-восточном побережье Байкала – прямо напротив Северобайкальска. Плюсы и минусы Хакусов мы ощутили в полном объёме на себе. Главный их плюс, точнее, плюсы (+43 градуса!) – это целебные минеральные источники, по составу близкие к пятигорским. Минусами оказались бытовые условия и прохладное отношение принимающей стороны. Инициатива О. Бендера с билетами на посещение Пятигорского провала здесь принята на вооружение – за водопользование с вас взыщут посуточно по установленному тарифу.

Все ожидания от прочитанного ранее о природе Хакусов оправдались: тёплые минеральные ванны, нордическая красота огромного озера, прибайкальская реликтовая флора. Живописное побережье с золотистым крупным песком, странный лес с рослыми лиственницами, кедровым стлаником и карликовыми берёзами, огромные мягкие ковры сизо-седого мха, стаи наглых чаек и хариусно-омулевое изобилие.

Всё прочтённое ранее об обустройстве курортного быта не подтвердилось. Несколькими годами раньше здешнее хозяйство функционировало как водолечебница при районной больнице. Нехитрый быт в виде избушек с удобствами типа «Мэ-Жо» в деревянном исполнении поодаль и умывальником при купальне, обычная столовка со вполне студенческим рационом – весь этот набор стоил порядка семисот рублей в сутки с человека. Принципиально не за что, но терпимо. Но в 2009-м власть переменилась – вернее, именно власть как раз сюда и прицелилась.

Замглавы Нижнеангарской администрации под эгидой МУП сдал сам себе в аренду территорию с горячими источниками, привёл свою команду взамен потеснённой, удвоил цены за тот же комплект удобств. За койку с вытянутой до пола панцирной сеткой под крышей простейшего деревянного домика с трёхразовым столовским питанием – как за трёхзвёздочный отель в Европе. При этом электричество здесь случается эпизодически – вырабатываемое тарахтящим на весь лес дизельным генератором, а про телевидение и телефоны можно забыть на весь срок пребывания. Дикая романтика в местах отдалённых. Ну и пусть бы, но за что же деньги берут?! Предлагают и «экономичный» вариант расселения в «юртах», палатках в человеческий рост, рассчитанных на несколько человек. Почувствуй себя настоящим кочевником! Однако мы планировали кочевой быт безо всякой платы, прихватив с собой палатки, спальники, скарб и съестные припасы. 

Горячие ключи к крепкому здоровью

Теперь о том, зачем сюда в основном люди приезжают – о лечении. Прежний санаторный конгломерат понизился в статусе до рядовой турбазы, и все водные процедуры предлагается принимать без прежнего врачебного надзора – на самотёк, как истекают сами поземные воды. Взамен уволенных врачей в Хакусах остался лишь фельдшер. Всяк сам себе и доктор, и пациент – самолечение на водах. Они текут, сливаясь в речушку, наполняют лечебные бассейны и далее впадают в леденящий Байкал. Температура воды в бассейнах разная – от 49 до 36 градусов – для разной степени и времени мления и томления.

Эти ванны сильно понижают давление, поэтому более получаса в них возлежать не рекомендуется. Кроме ванн, точат воду прохладные минеральные источники – для глаз и для внутреннего употребления.

Несмотря на довольно небольшую минерализацию (0.3 г/) эта чудесная гидрокарбонатно-сульфатная натрий-кальциевая водица делает своё мочегонное дело и обеспечивает частые ночные прогулки с любованием Млечным путём. Иначе говоря, Хакусские источники выводят почки и прочий ливер на чистую воду – в дополнение к прогреванию суставов и костей. За тем, собственно и ехали, а ландшафтная романтика Байкала и песни у костра – дополнительные удовольствия.

На севере диком

Согласитесь, что отдыхать в диких местах северного Байкала пристало более всего именно «дикарём». С самого начала мы намеревались сочетать лечение с развлечением  – купание в горячих ваннах с туристической романтикой. Дорога из Красноярска в Хакусы была долгой: тридцать три часа поездом до Северобайкальска, потом полчаса маршруткой до Нижнеангарска, а затем – три часа катером до пункта назначения. При этом перевозкой страждущих водного тепла был занят видавший виды катер с именем «Хакусы», находящийся в управлении пресловутого МУПа.

Билет продавали в оба конца за 1350 рублей на катер, который при номинальных двенадцати пассажиров перевозит втрое-вчетверо больше. Впрочем, посудине это по плечу, точнее, по борту. Здесь, на северном Байкале, вообще принято левачить и своевольничать, и тот же катер (как и все прочие) за дополнительные деньги вас попутно отвезёт в любую бухту.

Встречала катер дама-администратор Ирина, радушная к организованным пациентам и строгая к «диким» туристам. Нам указали на горизонты, где позволено останавливаться таким, как мы. Туда мы и направились, установили палатки на самом берегу и приготовились впитывать удовольствия. С первыми из них появился мнимый лесник (как потом выяснилось, не то дворник, не то рабочий турбазы) с требованиями оплатить постой – двести рублей с палатки в сутки, плюс водопой – столько же, но с человека ежесуточно.

Мы его весьма вежливо послали – за удостоверением и бумагами, согласно которым мы обязаны раскошеливаться. На следующий день пришёл другой дядька (как выяснилось потом старший продавец местного магазина) с прейскурантом на услуги (между прочим, не оказываемые) и получил тот же внятный отказ со ссылками на федеральное законодательство, в том числе лесной и водный кодексы. После угроз вызова ОМОНа и непогрузки на обратный катер и встречных увещеваний не брать на понт всё утихло и мы продолжили водоплескания и рыбопоедания, овеянные ореолом славы «грамотных юристов». Вот уж точно: знание – сила…

Фото: Tourweek.ru
Золотые пески ледяных пляжей

Байкал ледовит круглогодично, и купаться в нём даже в июльский зной проблематично – это скорее кратковременное окунание. В качестве компенсации купаний послужили горячие ванны.

Среди прелестей сурового приозёрья – ихтиологическое изобилие, причём за смешные деньги. Только что выловленную рыбу предлагают экипажи катеров и лесники, а к ней –  таёжные дикоросы: грибы, брусника с черникой, гонобобель с баданом и золотым корнем.

Жили в палатках, разбитых на самом берегу великолепной бухты с пляжем золотистого песка. Утром и вечером ходили по мягким коврам из седого ягеля, прогуливались по  рослому сосновому бору и рощицам кедрового стланика, по пути собирая ароматные травы и лечебные коренья для таёжного чая. Торговали у рыбаков тучные тушки омуля и чёрного хариуса, варили на костре роскошную уху, запекали рыбу в фольге и лакомились ею то самолично приготовленной малосольной, то купленной у лесника свежекопчёной.

Омулёвая бочка, хариусовый садок

Уж чего-чего, а рыбы здесь море – славное море, священный Байкал. Лучше всего она ловится на пятидесятирублёвые купюры – свежайших омулей и хариусов торгуют на пристани команды катеров. Рыба во всех видах – жареная и печёная в фольге, малосольная и разварная, в виде ухи и даже паэльи – и всё это с запахом дыма и назойливыми криками крылатых попрошаек-чаек, вкушалось по три раза на дню. Это не рыбный день, а целая рыбная неделя. Рай для фиш-гурманов и котов!
 

Дерзкие атаки наглых птиц

Чайка – дикое дитя природы, неплохо приспособившееся кормиться по соседству с человеком, и по своей пернатой природе довольно назойливая и бесцеремонная птица. Одомашнивать чаек ввиду их бесполезности человечество не стало, а вот романтизировать иногда не брезговало. Как не вспомнить «Чайка – плавки бога» Андрея Вознесенского, чеховскую пьесу и обильную романтически-маринистическую беллетристику! Однако более близкое знакомство с повадками этих птичек лишает романтику излишнего флёра.

Их вопли преследуют вас на протяжении всего светового дня, и даже в глубокие сумерки, хотя разнообразие издаваемых звуков упрёков не вызывает. То они заклекочут вздорно, то захохочут задорно, то зайдутся детским плачем, то ослиным криком, щенячьим писком или кошачьим мявом – талантливые пересмешники, ничего не скажешь.

Больше удручает их вороватость в сочетании с бесстрашием – рядом с ними нельзя терять бдительности. Стоило отвернуться на секунду в процессе чистки рыбы, как мисочка с икрой хариуса была в одно мгновение опустошена. В кругу таких пернатых друзей щёлкать клювом совсем нельзя. Впрочем, как нельзя на них и досадовать, ведь чайка здесь как-никак хозяйка, хоть и ленивая для самостоятельного рыболовства. Зато наблюдать за их чаечными балетами и хороводами бывает презабавно. 

Культура «дикого» отдыха

Хоть и избравшие «дикий» отдых, мы, тем не менее, культуры загородного пикника неукоснительно придерживались. Весь мусор, включая консервные банки, сжигали и обжигали в костре, стекло сбрасывали в специально поставленный лесником ящик. Рыбные внутренности и головы нам любезно помогали утилизировать чайки. И хотя человек тоже часть природы, но именно перед ним стоит задача не замутнить кристальных вод священного моря.

Конечно, со следами туристов могучая экосистема великого озера легко справится, но ведь именно с малого начинается большое. Там, глядишь, и целлюлозно-бумажная атака прекратится, и намёки на освоение донных углеводородных клатратов потонут в потоках здравомыслия.

Намного большие выгоды сулит культурное освоение дарованных природою красот и невероятно качественной воды. Наливай да пей, продавай да богатей,  главное – не плевать в бездонный колодец.