17 августа 2018 01:13:28
+7 (391) 236-01-36

Женские слабости мужчин

Фото: img.tyt.by, 2000.ua, gdb.rferl.org, img1.liveinternet.ru

Фото: img.tyt.by, 2000.ua, gdb.rferl.org, img1.liveinternet.ru

Фото: img.tyt.by, 2000.ua, gdb.rferl.org, img1.liveinternet.ru

Фото: img.tyt.by, 2000.ua, gdb.rferl.org, img1.liveinternet.ru

Обычно считается, что женщины подвержены страсти покупать, покупать, покупать. Для мужчин мучение – ходить по магазинам, подыскивать вещь, примерять… Но есть исключения.

Пятым мужем дочери Сталина Светланы Аллилуевой был американский архитектор Уильям Питерс. От него она и понесла дочь Ольгу.

Это отдельная история, как Аллилуеву заманили в архитектурное товарищество «Талиесин», где правила черногорка Ольга Ивановна, вдова знаменитого архитектора Райта. А заманили, чтобы вытянуть из неё денежки – тогда у Аллилуевой были миллионы долларов – гонорары за книгу «20 писем другу». И это удалось – вытянуть деньги. Через брак с Питерсом. И так ловко и хитро это было сделано, что только и остаётся воскликнуть: «Вау!» И один из пунктов плана – выдать Светлану за Вэса, так коротко звали Питерса. Ему 58 лет, ей 41.

Перед свадьбой миссис Райт просветила Светлану: «Дочь моя, я должна вас предупредить об одной вещи, Вэс всегда страдал от одной слабости – он тратит деньги совершенно бездумно, следуя какому-то внутреннему побуждению, и мы все ничего не можем с этим поделать. Это как запой. Лана, вы знаете, что такое запой? Он дарит всем драгоценности, картины, дорогую одежду, и не знает в этом никакой меры. Сейчас у него колоссальный долг, и, если он не выплатит его, ему придется объявить себя банкротом». 

Светлана намёк поняла и выплатила долги жениха – несколько сот тысяч долларов. 
Репортажи с их свадьбы прокатились по первым полосам газет, как будто две особы королевского дома создавали семью.

После того как улёгся шум в прессе о свадьбе, Светлана решила, что она и Вэс как молодожёны имеют право на медовый месяц – попутешествовать, поразвлекаться. И как-то во время общего обеда обронила несколько слов на эту тему. Никто не откликнулся. Вэс тоже промолчал. Но когда она вернулся к себе в комнату, то минут через пять возник вежливый мягкий китаец-архитектор. Он объяснил ей — неразумной и глупой, – что фирма находится в материальном цейтноте и не может позволить лишние траты. Её очень удивило, что ей сказал об этом не Вэс и даже не миссис Райт, а посторонний чуждой человеке. И что ей осталось делать? Только принять вещи такими, как они есть.

И всё же Вэс согласился съездить с ней на несколько дней в Сан-Франциско под предлогом визита к Саманте, сестре Вэса, – это было как бы свадебное путешествия. Они не посетили ни одного интересного памятника, музея, галереи, не заглянули в старинные кварталы Сан-Франциско. Вэса неумолимо тянуло в магазины. Они носились из супермаркета в молл, из молла на распродажу, с распродажи в супермаркет... Она и представить не могла, что мужчина может обезумевать в магазине. Только женщины способны с горящими глазами нырять в безумство трат.

У них был общий счет в банке, и Вэс разматывал его с безумством, покупая одежду, драгоценности, обувь — не только для себя, но также и для других в архитектурном товариществе. Она была уверена, что они погрязнут в долгах, которые она только что выплатила. Но шопоманию Вэса невозможно было преодолеть. Он любил жить, поддаваясь обаянию свое страсти тратить. Он любил тратить широко и привольно и не собирался стеснять себя в покупках. Это сродни запою! 

Его жажда к красивым вещам — вышивкам, резному камню, ювелирным изделиям, вечерним платьям – которые его жена обязана носить! – напоминала детский каприз, как будто ребенок вдруг очутился в игрушечном магазине своей мечты, и ко всему тянет ручку: «Дай! Дай! Дай! Дай!» Причем прекрасно зная, в каком безденежье коммунары в Товариществе, он покупал роскошные платья для «девочек», часы для «мальчиков» – для каждого подарок. Может быть, он чувствовал тайную вину пред ними, оттого что теперь он, благодаря женитьбе, имеет всё, что хочет. Она ни слова не сказала против его щедрости, хотя ей, выросшей среди мужественных мужчин, казалось странным такое бабское увлечение тряпками и безделушками. Но это был новый для неё мир художников, и она объясняла страсть мужа тем, что ему нужна красота и гармония во всем окружающим. Это был совершенно незнакомый для неё образ жизни, а ей нравилось узнавать новое.

И так продолжалось все два года, пока они жили вместе: муж покупал – жена платила. 

Светлана Аллилуева и Уильям Уэсли Питерс. Фото: fb.ru
Светлана Аллилуева и Уильям Уэсли Питерс. Фото: fb.ru

Вам будет интересно