21 ноября 2017 13:17:20
+7 (391) 236-01-36

Лики и маски европейской карнавальной массовки

Дословно «carnival» переводится как «прощание с мясом» – исторически так сложилось, что этот праздник приурочен к началу весеннего предпасхального поста и празднуется в конце календарной зимы, с середины февраля. Карнавал практически совпадает по смыслу и срокам с нашей сыропустной неделей с масленицей на апофеоз. Те же народные гуляния с переодеваниями, чревоугодием и возлияниями, ряжеными шествиями и куклами в два человеческих роста.

У всех карнавалов явно видны языческие корни, и в этом они всегда выступали своего рода фрондой официальной христианской церкви. Причём по всей Европе от пограничного Урала и заграничного Гранд Канала до испано-африканской Гран Канарии…  

Сезон плясок венецианских масок

Блистающая золотом и стёклами, расположившая на островах лагуны с зеленоватыми водами Венеция – La Serenissima – сформировала и фенотипическое представление о местных красавицах – куртизанках с барочными формами, рыжеватыми вролосами и зелёными глазами. И подобно своим куртизанкам, «Сиятельная» была вынуждена прятать и привыкла скрывать переживания и чувства под макияжем и масками. Это самое весомое объяснение существующего в городе каналов культа масок – всеохватывающего и круглогодичного, с пиком во время проведения брендового венецианского карнавала.

Мастерски исполненное местными стекольщиками, керамистами и дизайнерами многообразие карнавальных масок производит потрясающее впечатление, пусть не без оттенка фальши и неискренности. Белые фарфоровые и бумажные личины с пустыми прорезями глазниц богато усыпаны стразами, расписаны позолотой, окаймлены перьями и бубенцами – в общем вся роскошь наружу, а богатый внутренний мир можно узрить лишь в глазах, зеркалах души.

Такова вся Венеция – город-загадка в кружевном окружении дворцов и храмов, сиянии шпилей и зеркал, куполов и каналов.

Возможно, что обилие позолоты и игры камней на венецианских масках призвано компенсировать скудость солнечного тепла – ведь карнавал проводится во второй лекаде ветреного зимнего февраля, часто на пространствах подтопленных площадей под суетное вспархивание сизых озябших голубей. Вполне вероятно, что праздник с масками на лицах бережёт их от мимических морщин, но ощущение кукольности и напускной радости не покидает – словно присутствуешь на модном показе, где манекенщицы дефилируют по подиуму с каменными лицами. Впрочем, Венеция издавна специализировалась на расчётливом флирте и торговле всем, включая красоту – а значет на всякую белолицую Коломбину сыщется свой носатый Казанова. Комедия масок, в оригинале по-итальянски – Comedia del Artes, то есть искусств. Всё искусное и искусственное… 

Цветочная масле-Ницца

Во французской Ницце, прославленной как «фиалка Лазурного Берега», всё пропитано цветочными ароматами и овеяно цветочными лепестками – в том числе и февральский карнавал. Климат позволяет и мягкой зимой выращивать и выгонять фиалки с цикламенами, и тюльпаны с орхидеями. Правда, климат и погода – две большие разницы, и если прошлая зима была тёплой, как среднерусское лето, то нынешняя показала студёный норов – будто протестуя против распиаренной борьбы с глобальным потеплением. Далеко не раскаленные солнечным теплом участники февральского карнавала, облачённые в легкомысленные и глубоко декольтированные наряды с применением лепестков и листьев, откровенно зябли во время прохождения цветочного парада по Английской набережной и на площади Массне. Зрители на трибунах и на тротуарах предусмотрительно накинули куртки и ветровки – всё-таки пять-десять градусов Цельсия – это все пятьдесят, но уже по Фаренгейту. Чтобы правильно одеваться, надо в температурных шкалах и школах разбираться…

Несмотря на дарованную небесами прохладу, атмосфера праздника искусно и искусственно создана тёплой и радостной.

Цветам, особенно в срезке, к пятиградусному обитанию в недрах прозрачных холодильников не привыкать, а их ценителям можно для сугреву выпить чашечку кофе или чего покрепче. Так и делали собравшиеся на площади участники и зрители карнавала, пританцовывающие перед огромными плазменными мониторами, показывающими клипы с музыкальными треками французского и европейского попса. Вместо русских масленичных блинов со сметаной и икрой –в ход шли хрустящие круассаны, багеты и крепы, в сопровождении духовитых сыров и вин с  восхитительными букетами – наряду с истинными букетами из роз, лилий и гиацинтов. В этом специфика всех празднеств Ниццы – от традиционного Бала Цветов и Ярмарки невест до карнавала – по сути масленицы, только французского разлива. Впрочем, русских в Ницце живёт немало, а потому и в блинах с водкой недостатка тоже не ощущается…

Феерично-канареечная метаморфоза

Католическая церковь на протяжении многих веков ревнительно искореняла этническое и языческое разнообразие населения своих пределов, но победить природу человеческой радости так и не сумела – да и к чему были все эти бесплодные и максималистские попытки?! Ни шила, ни кота в мешке не утаишь, и народ принялся шит из мешковины и прочей ткани карнавальные наряды, чтобы от души повеселиться хотя бы в год неделю. 

Всё в карнавальных нарядах ставилось с ног на голову: мужчины переодевались женщинами, женщины рядились в мужское, зверское и птичье – короче, это истоки нынешних травести-шоу.

Поскольку нынешняя мода унисекс стёрла различия в мужской и женской одежде, брюки и смокинги прочно укоренились в женском гардеробе, тогда как кружевные воротники и жабо с лосинами широко бытовали в мужской моде Нового времени, то самым экстравагантным выглядит переодевание мужчин в пышные юбки с оборками. Именно такие наряду популярны во время канарского карнавала: юбки с кринолинами и плиссе, кокетливые помахивания вееров, мушки на набеленных лицах и накладные ногти и ресницы. Ничего общего с апофеозом гей-субкультуры Канарские метаморфозы не имеют – простое ряженое дуракаваляние. Комедии положений, несмотря на свою грубоватость, беспроигрышно успешны, а потому чрезвычайно применительны в народных гуляниях. Конечно, во время карнавальной недели регулярно проводятся и массовые шествия с участием большого скопления зрителями из числа городских жителей и туристов. Вот здесь задействованы и огромные тряпично-поролоновые куклы, и арсенал театральных  костюмерных, и просто подручно-предметные импровизации. Всяк одевается, кто во что горазд. Ах, карнавал-канарвал!