26 мая 2017 06:57:58
+7 (391) 236-01-36

Крутится, вертится шарф голубой

Много лет назад, в полудеревенском детстве, украшенном единственным каналом в стареньком телевизоре «Рассвет», я часто слушала радио. Тогда в эфир выпускали много интересных познавательных передач – детских, театральных, музыкальных… И вот однажды в каком-то очередном «калейдоскопе» прозвучал рассказ об истории популярной песенки «Крутится, вертится шар голубой».

Эту незатейливую мелодию и простенькие слова в те годы знали и любили многие, и я в том числе. И почти все были уверены, что «над головой» – голубой воздушный шарик. Зачем он «крутится, вертится» и почему хочет упасть, оставалось загадкой, над которой никто особо не задумывался.

И вот радиоведущий рассказывает, что на самом деле эта песенка из кинофильма «Юность Максима» – старинный городской романс, родом из XIX века. И крутится там не воздушный шарик, и что это даже не намек на аллегорию с голубым шаром планеты Земля – на самом деле над головой крутится-вертится шарФ голубой. Легкий «газовый» шарфик, мечта и гордость девушек с рабочих окраин, повязанный на шее барышни, которую хочет украсть кавалер…

Вспомнив эту историю, я хотела написать о ней в свою рубрику «История заблуждений». Стала собирать материал, и… Поняла, что незатейливый городской романс куда более интересен, чем казалось вначале. Его история глубже, чем просто рассказ о «пропавшем шарфике».

Не буду особенно умничать и оригинальничать, просто сведу в один текст материалы, найденные мною на разных ресурсах. В основном – на сайте «История одной песни» Александра Васильева.

Ключевым моментом в истории песни «Крутится, вертится шар(ф) голубой», бесспорно, был выход на киноэкраны Советского Союза фильма «Юность Максима» (1934), первой части кинотрилогии режиссёров Григория Козинцева и Леонида Трауберга. Исполнитель главной роли актёр Борис Чирков писал о съёмках фильма:

«Пришёл день, когда мы поняли, что обделили Максима — не дали ему песню. Были у него лиричность, жизнелюбие, юмор, а песни не хватало. Песни, которая помогла бы ему жить, в которой выливалось бы его настроение, в которой задумывался бы он над своей судьбою. У Максима должна была быть песня или песни не для слушателей, а для самого себя, в которых отражалось бы его отношение к жизни».

Во время одной из репетиций актёру вспомнилась песня, которую он несколько раз слышал: «И от неожиданности я заголосил, даже сам как следует не понимая, слова какой-то песенки, слышанной мною не раз, но уже давным-давно позабытой…»

«При этом режиссёр тогда и сам толком не расслышал, что именно кружилось над головой: шар или шарф. Скорее всего, это был всё-таки шарф, поскольку его таки легче представить кружащимся над головой, чем абстрактный шар, а то я сам в своём далёком детстве и вовсе рисовал его если не голубой планетой Земля, то уж глобусом точно!».

Александр Васильев, «История одной песни»

Так советские кинозрители впервые услышали песню «Крутится, вертится шар голубой».


Кстати, именно Борис Чирков исполнил «военную» версию этой песни на слова Бориса Ласкина, которая вошла в «Боевой киносборник №1», снятый в 1941 г. 


«Известный композитор и музыковед Юрий Евгеньевич Бирюков многие годы посвятил изучению истории музыки и собиранию песен, и, по его мнению, песня «Крутится, вертится шарф голубой» появилась ориентировочно в конце 19-го века благодаря стараниям неизвестного уличного барда. Будем считать это Версией №1.»

Александр Васильев, «История одной песни»

В Сети найдется всё! Нашёлся там и текст этого старинного «жестокого романса»:

Жила раз на свете блондинка,
На Съезженской в доме шестом,
Красивая словно картинка
И гордая очень при том.

Ах! Крутится-вертится шарф голубой,
Крутится-вертится над головой!
Крутится-вертится, хочет упасть,
Кавалер барышню хочет украсть.

Таких прехорошеньких ручек
Не видел на свете никто.
Ходил к ней курчавый поручик
В нарядном и светлом пальто.

Ах! Где эта улица, где этот дом?
Где эта барышня, что я влюблён?
Ах, вот эта улица, вот этот дом,
Вот эта барышня, что я влюблён!

Но вскоре их счастье пропало
На самый ужасный манер.
Поручику стряпка сказала,
Что стал к ней ходить анжинер. Ах!

Поручик на скейтинге-ринге
Увидел красотку в окне.
Он к ней подошёл и блондинке
Хватил кулаком по спине. Ах!

Всегда так на свете бывает,
Закончился ихний роман!
Мужчина от страсти сгорает,
А женское сердце – обман!

Ах! Крутится-вертится шарф голубой,
Крутится-вертится над головой,
Крутится-вертится, хочет упасть,
Кавалер барышню хочет украсть!


Именно эту, исконную, так сказать, версию песни, однажды исполнила Земфира – что интересно, почти полностью, но в «оригинальном прочтении»:


«В 1996 году в Польше была издана книга Вацлава Панека «Сборник польских народных песен, где приведена следующая информация. Некто Юлиуш Рогер опубликовал в сборнике песен Горной Силезии, изданном в 1863 году, одну из «песен охотников» неизвестного автора с бессловесным припевом. Песня как бы относилась к началу 19-го века и называлась «Szła dzieweczka» («Шла девушка»). Мажорная такая песенка, мазуркового склада. Однако ж, в начале 20-го века оная резко поменяла размер – стала вальсом, — и приобрела весьма примечательный припев: Gdzie jest ta ulica, gdzie jes ten dom, gdzie jest ta dziewczyna со kocham j Даже не зная польского языка в совершенстве, можно без труда понять смысл слов. К счастью, мелодия резко отличается от нашей, поэтому вряд ли можно серьёзно думать, что это мы умыкнули песню у братьев-славян. Тем не менее, это Версия №2.»

Александр Васильев, «История одной песни»

На самом деле, мелодия не так уж резко отличается. Да и слова припева славянскому уху покажутся знакомыми. По крайней мере, в той версии, которую удалось найти мне:


«Согласно одной из версий, песня «Vu iz dos gesele?» («Где эта деревня?») была опубликована на идише в 1912 году в сборнике «Yidishe folkslider mit melodiyes» автора Y. L. Cahan. Как я понимаю, там тоже не был указан автор песни, в противном случае заголовки газет абсолютно на всех языках уже давно бы пестрели заголовками, что очередная музыкальная тайна разрешилась (…)»

Александр Васильев, «История одной песни»

Согласно другой, песня придумана в 1926 году композитором Шоломом Секундой и поэтом Израэлем Розенбергом, живших в штатах. Песня впервые прозвучала в мюзикле «Mashe oder Margarita» («Маша или Маргарита») в стенах театра Хопкинсона, а чуть позднее, в 1927 году, была записана фирмой Columbia. Можно лишь предположить, что Секунда просто взял приглянувшуюся песню (да хоть из той же книги Кагана) в свой мюзикл – в этом случае всё заметно легче объясняется.

Vu Iz Dos Gesele, vu iz di shtib
Un vu iz dos Meidele, vos ich hob lib?
Ot, do iz dos Gesele, do iz di shtib,
Do iz dos Meidele, vos ich hob lib?

Где эта деревня, место моей юности?
Где этот парень, который меня по правде целовал?
Вот эта деревня, место моей юности,
Вот этот парень, который меня по правде целовал?

Эту версию известной песни многие могли слышать в исполнении популярного когда-то дуэта – «Сёстры Бэрри» (The Barry Sisters):


Но сколько бы версий происхождения этого образчика народного творчества ни придумали музыковеды, занимаясь «музыкальными раскопками», это маленькое чудо, как все вечные ценности, не становится артефактом или музейным экспонатом «руками не трогать!». И время от времени в музыкальном эфире планеты будет звучать новая версия знакомой и любимой песенки…

Ольга Арефьева, известный автор-исполнитель, создала свой вариант «жестокого романса», который в определённом смысле вырос именно из «шара голубого».

Крутится-вертится шар голубой,
Крутится-вертится над головой,
Крутится-вертится - хочет упасть,
Кавалер барышню хочет украсть.

Где эта улица, где этот дом?
Где эта барышня, что я влюблён?
Вот эта улица, вот этот дом,
Вот эта барышня, что я влюблён!

Плечики белые, в глазках огонь,
Я положу ей на сердце ладонь,
Лаской из дома с собой уведу.
Верьте-не верьте - имейте в виду!

Только пустите меня до неё -
Я расскажу ей про чувство своё,
Ей подарю не сапфир, не алмаз -
Шарик земной один будет для нас!

Крутится-вертится шар голубой,
Крутится-вертится над головой,
Крутится-вертится - хочет упасть,
Кавалер барышню хочет украсть.


Вы ещё не подтанцовываете? Нет? А я уже готова закружиться в вальсе… Чего и вам желаю. А напоследок – симпатичный клип и довольно приятная стилизация «под граммофон» от группы «Отава Ё»: