25 сентября 2020 03:30:19
+7 (391) 236-01-36

Особенности симеизского отдыха

Фото из архива автора

Фото из архива автора

Фото из архива автора

Безмятежность и бессуетность, размеренность и тишина отличают курортную жизнь Симеиза от шумного бурления Ялты. Здесь практически отсутствует разгульная ночная жизнь, да и дневная сводится к прогулкам к морю, купанию в его ласковых волнах и загару.

Пляжи – это, пожалуй, самое шумное место, да и то он опустевает к полуденному зною. В пору сиесты курортники лакомятся съестными деликатесами и чудесными винами под сенью шатров, прогуливаются в тени хвойных аллей. В предзакатных лучах солнца истомлённые его благодатью пляжники бредут по серпантинам восходящих в горку дорог или перебирают ногами ступени вытесанных из камня лестниц. Вкусный ужин и рюмка хересу на ночь клонят ко сну, безмятежному и расцвеченному общением с субтропической природой. Всё это в совокупности – лечебная ходьба, морские и солнечные ванны, фитонцидные ароматы и винные букеты, здоровый сон и экскурсионные вылазки по побережью – это и есть отдых по-симеизски.

Ещё одна особенность посёлка – проживание на земле, близко к её поверхности, в жилье усадебного типа. Здесь нет многоэтажных комплексов с обжорством ол-инклюзив, отужинать можно и в кафешках, однако большинство готовят еду в снятых усадебках из купленных на рынке и магазинах свежих продуктов. Это настоящий дачный отдых, семейный и индивидуальный. Убогие клетушки советских времён сменились комфортными уголками типа бунгало, кои увиты виноградом с киви и укрыты от зноя миндалями и смоковницами. Конечно, по комфорту аккомодации Симеиз заметно уступает средиземноморским курортам, но лиха беда начало. Фешенебельность – дело наживное, к тому же век назад посёлок уже слыл буржуазно-богемным уголком.

Синий лук у синего моря

Архаичный эпитет «лукоморье» напрашивается сам собой, ведь и Чёрное море здесь синеет под безмятежными небесами, и знаменитый правильный «синий лук» выращивают именно здесь – в местечке Оползневое прямо над горой Кошка. Строго говоря, он не синий, а красно-фиолетовый, его собранные в плоскую луковицу сочные чешуи брызжут сладким и совершенно не едким соком. Массово под брендом «синего лука» продают если не самозванца, то бедного родственника – едкого как обычный, но той же пурпурной окраски. Того количества фиолетовых луковых кос, которые продаются вдоль дорог по всему побережью, да и по всему полуострову, в Оползневом не вырастить Синий лук у синего моря

Архаичный эпитет «лукоморье» напрашивается сам собой, ведь и Чёрное море здесь синеет под безмятежными небесами, и знаменитый правильный «синий лук» выращивают именно здесь – в местечке Оползневое прямо над горой Кошка. Строго говоря, он не синий, а красно-фиолетовый, его собранные в плоскую луковицу сочные чешуи брызжут сладким и совершенно не едким соком.

Фото из архива автора
Фото из архива автора

Массово под брендом «синего лука» продают если не самозванца, то бедного родственника – едкого как обычный, но той же пурпурной окраски. Того количества фиолетовых луковых кос, которые продаются вдоль дорог по всему побережью, да и по всему полуострову, в Оползневом не вырастить и за сто лет. Дело в особом микроклимате, с очень жарким и сухим летом, который и обеспечивает сладостную деликатность луковиц. Если из этих же семян вырастить эту лилею в менее контрастном окружении – слёзы едокам гарантированы. Чем крупнее луковица, тем она слаще и уязвимее, а потому в качестве гастрономического сувенира стоит выбирать хорошо посушенные вязки средних размерами бульб – тогда они долежат почти до самой весны. Вот и смотри, что берёшь…

Пойдёмте же скорее спасать кошку!

Страдает от диких во всех смыслах туристов и дикая природа. Склоны и окрестности горы Кошка покрыты реликтовыми чащами местного, эндемичного вида можжевельника – карагача. Эти смолистые исполины источают тот самый целебный аромат, который убивает всю лёгочную патогенную микрофлору. Именно поэтому в Симеизе в советские и досоветские времена действовали здравницы – противотуберкулёзные санатории и пансионаты. Правда, по словам нашей гостеприимной хозяйки, никто здесь уже никого не лечит, а можжевеловый лес беспощадно калечат – приезжие туристы и местные застройщики. Так, едва ли не половину гибридного парка с рослыми карагачами, тисами и кипарисами, который украшал Симеиз полтора века, вырубили под парковку постояльцев выстроенной прямо в парке гостиницы. Эта нелепая угловатая многоэтажная коробка выросла на месте прежнего открытого кинотеатра – словно вбитый в сложившийся скайлайн бетонный гвоздь. Позже в целях наживы в дело пошёл и топор…

Вообще-то статус горы Кошка с окрестностями заповедный, но ни сил, ни желания охранять дикую природу у властей, советских и украинских не было. На вершине горы сохранилась стоянка первобытных тавров, а у подножия расположен самый большой в Крыму ихнекрополь, почти на тысячу погребённых. Теперь на спускающих к морю склонах хаотично вырастают стойбища нынешних троглодитов – с палатками, кострищами и прочим примитивным бытом. И вот, у лукоморья, на неведомых дорожках следы неведомых людей, фекальные и мусорные. Да разве ж это люди! У этих одичалых дровосеков и древоломов рука бездумно поднимается на можжевеловые заросли. Если промедлить с наведением порядка, то вместо хвойного аромата над Кошкой повиснет совсем другое облако запахов…

Тысяча дней второго пришествия

Со дня второго вхождения Крыма в состав Российской федерации скоро будет тысяча дней. Само собой, только в арабских сказках «Тысячи и одной ночи» по мановению волшебников и трению ламп вырастают дворцы и мосты, тогда как в реальной жизни, да ещё и в условиях кризиса всё и сразу не получается. Однако за прошедшую тысячу дней сваи под Керченский мост вбиты, аэропорты и прочие транспортные терминалы обновлены, санатории строятся и реставрируются, виноградники и сады закладываются. Глядишь – через четыре года после воссоединения здесь будет не просто полуостров-сад, а процветающий и благоденствующий. Дворцы же в арабском духе в Симеизе и прочих уголках Южнобережья и так наличествуют, хоть и порядком пообветшали – их непременно реставрируют вместе с экономикой автономии и России в целом. 

Эйфория от воссоединения постепенно проходит, пора заниматься налаживанием новой жизни в новых, пока осложнённых условиях. Это надёжнее, чем тереть лампу и чесать репу…

Вам будет интересно