24 октября 2017 14:27:48
+7 (391) 236-01-36

Позднее счастье с легкой горчинкой

Фото: images.forwallpaper.com, stihi.ru, toskprimorye.ru

Фото: images.forwallpaper.com, stihi.ru, toskprimorye.ru

Фото: images.forwallpaper.com, stihi.ru, toskprimorye.ru

Тетя Тома работала проводницей. Довольно потрёпанной, ей было чуть больше сорока, но лицо уже устало наряжаться. Короткая перигидрольная стрижка, розовая перламутровая помада, облупленный лак на ногтях и много жёстких морщин на добром лице. Фигура у неё была отличная, да и в целом она вся располагала к приглашению выпить.

У Тамары в наличии имелся очень молодой муж. Моложе неё на 20 лет. Конечно, её все осуждали, естественно не публично. Так, между собой, в разговорах, ироничные замечания, недоуменное «мог бы и получше», проницательное «посмотрим, сколько протянет». Детей она иметь не могла, застудила и потеряла по поездам все свои женские принадлежности, так что соседи буквально слышали, как тикают последние минуты её счастья. Скоро, скоро этот влюблённый дурак очнётся. 

А тетя Тома была безмятежна и действительно очень добра. Даже пьяненькая, она не становилась агрессивной или скучной. К нам, детям, относилась деликатно, что самое поразительное, честно отвечала на любые вопросы. 

И я спросила её, зачем она вышла замуж за дурака Николая. Мне казалось, что она в каком-то униженном положении: прыгает вокруг Коленьки, суп ему подаёт на подносе. В прошлый раз он увидел в тарелке волос, молча вылил всю кастрюлю супа в унитаз. Ушёл голодным. Тамара не расстроилась, быстренько что-то состряпала и унесла ему на завод в салфеточках. 

«А я не хотела замуж за него. Ты же не думаешь, что я слепая, правда? Мы жили в бараках у железной дороги, были соседями по комнатам. Я Кольку с голой жопой, ползающим по общей кухне, помню. Лет в шесть он решил, что любит только меня и я буду его женой, когда он вырастет. Это было забавно. Мы с Танькой, мамой его, женихом Колю и называли. Я постоянно моталась по работе, месяцами дома не бывала, то в поезде, то в больнице. Видела, что жених растёт, смотрит молча из угла. Однажды попросил мою фотокарточку, я дала, на обороте отпечаток губ ему помадой оставила. Я красивая была, не то, что сейчас. Мужики ходили, я рослых люблю. А к 15 годам Колька вымахал, что бык. И смотрел также. И вот тут у меня личная жизнь кончилась, я и домой-то возвращаться не хотела. Колька никого ко мне не пускал, дрался до смерти, здоровый был, всех мужиков мне распугал. Таня меня, конечно, возненавидела, а что я могла? Через два года я серьёзно в больницу попала, думала, не выйду уже. А Коля каждый день мне под окошко приходил, и так мне захотелось любви этой. Красивый парень, упорный, смотрит так, что жить просто надо дальше. В общем, он же меня из больницы домой и привёз. А когда ему 18 исполнилось, мы расписались. Свадьбы не было никакой, конечно. Мне даже тётка в ЗАГСе не улыбалась, какая уж тут свадьба».

Тома, спросила я, а что ты будешь делать, когда он уйдёт от тебя?

«А я так долго даже не загадывала. Думала, пусть хоть один год счастливый будет в жизни моей. А мы уже пять живём. И мне ничего не надо больше, я даже с перебором уже получила».

Выпивали они, конечно, Коля песни орал, говорят, драться любил. Но Тому не трогал никогда, сворачивался калачиком на кровати и храпел. А она его по голове гладила. 

Даже не знаю, чем закончилось всё у них, мы через год разъехались.