21 февраля 2017 12:12:40
+7 (391) 236-01-36

Детки в клетке

При разводе принято жалеть женщину. Собственно, в этом есть резон, хотя все ситуации надо рассматривать отдельно, чтобы отвесить-отмерить каждому из экс-супругов по справедливой дозе сочувствия. Однако именно женщина после развода получает возможность «оттоптаться» на бывшем муже так, что мало не покажется.

Истории, которыми делятся разведенные женщины, полны обид на «бывших мужей-козлов», которые приносят справки о низких доходах, чтобы скостить сумму алиментов, забывают поздравить малышей с днем рождения и вообще никак не проявляют стремления дружить и общаться с «цветами жизни», рожденными в разрушившемся браке. Бог судья этим мужчинам! Я обращаюсь к тем из вас, для кого слово «отец» значит куда больше, чем поделиться случайным набором своих хромосом при половом контакте.

Дети не просили их рожать. Дети не виноваты в том, что вы с их матерью разлюбили друг друга и больше не хотите жить вместе, или один из вас «перегорел» — в данном случае это не важно. Постараться сохранить семью ради детей — похвальное стремление, если оно обоюдно и если есть что сохранять. Но, как мы знаем, ни возраст наследников, ни их количество не могут удержать людей рядом друг с другом, если этот вид связи — единственный из оставшихся на пепелище семьи. На недавнем примере отца-героя актера Евгения Цыганова все мы в этом еще раз убедились.

Можно сколько угодно говорить, что «разводятся с женами, а не с детьми» и «бывших детей не бывает». Но на практике, к сожалению, очень часто все происходит именно так, в том числе по не зависящим от мужчины причинам. И многие оказываются к этому не готовы.

Ситуацию развода женщины переживают острее в силу своей эмоциональности или понимания того, что их жизнь осложнится в самых разных аспектах.  Мужчина, который утвердился в своем решении уйти из семьи, иногда ведет себя жёстко, в буквальном смысле сжигая мосты, провоцируя супругу на слезы и скандалы — тем самым он как будто убеждает себя в том, что всё делает правильно. Покидать пепелище морально проще, чем уютный дом, где пахнет пирогами.

Расплата обычно «прилетает» через несколько месяцев. К тому времени женщина уже утратила иллюзии по поводу вашего возможного возврата в семью (если это было её первоначальной целью и желанием), взяла себя в руки и начала выстраивать свою новую реальность. Это с одной стороны.

С другой — она очень и очень зла на вас, нередко справедливо. Зла до такой степени, что вопрос «цены одной слезы ребёнка» для неё часто не стоит вообще. Даже если она ещё не произнесла вслух эти страшные слова: «Ты больше не увидишь своих детей!» — вполне может статься, что именно таково её самое заветное и искреннее желание. Контекст может быть разным, вплоть до убивающего: «Мы переезжаем в другой город».

Дальше может быть только суд, который, скорее всего, определит место жительства детей с матерью. По статистике, стереотипный аргумент «мать есть мать» работает почти всегда: только около 1,5% детей после развода остаются с отцами, и это происходит, чаще всего, из-за антисоциального поведения женщины.

Разыграть карты по-другому сложно, но возможно, если не затягивать решение вопроса и не надеяться на русский «авось». Да, часто без вмешательства действительно сильного адвоката и психолога не обходится, но вы ведь не решаете вопросы с дымящейся электропроводкой, способной стать причиной пожара, или хлещущим из прорвавшейся батареи кипятком своими силами? Так и здесь должны работать профи.

Тогда и раздел имущества проходит спокойно, и об алиментах и любой другой материальной поддержке бывшей супруги и детей договориться проще, и контактам ребёнка ни с отцом, ни с бабушками-дедушками с его стороны никто препятствовать не будет. И даже когда у бывших супругов возникнут новые отношения, это мало что меняет для детей. Ведь к тому времени они успеют понять, что развод родителей — не трагедия всей их жизни. Что они не виноваты в том, что все случилось так, как случилось. Что они по-прежнему любимы и мамой и папой.