19 октября 2017 19:56:05
+7 (391) 236-01-36

Про Лёню и его бабу

Фото: c4.staticflickr.com
В принципе, сегодняшний день я вполне могу объявить государственным праздником на моей личной территории. Потому что утро началось с... тишины. А это означало только одно: Лёня и его баба наконец-то съехали из-за забора.

До этого вот уже три недели утро начиналось с дикого, душераздирающего вопля:  «Ба-а-а-а-аба! Ба-а-а-аба!!!». И так – раз пять-шесть. Пока Лёнина баба не отзовётся откуда-нибудь из туалета или из предбанника. После чего выяснится, что Лёня опять залез в бочку с водой, или в кучку навоза, или потерял кепку, или не может найти майку. Или просто не видит свою бабу в пределах видимости.  И тот факт, что пределы видимости умещаются в четыре холерных сотки, и со всех сторон окружены забором  в два с половиной метра горбыля, дела не меняет. Лёня орёт, баба молчит, мировая  гармония стонет от непосильного вербального бремени. Извиняет Лёню в моих глазах только нежный младенческий возраст: где-то в апреле ему стукнуло три года.

Потом баба находится. Да и куда б она делась со своего мизерного надела, ограниченного двухметровым горбылём и земельным кадастром Емельяновского района? Так объясните это горластому Лёне...

Но мировая гармония от факта обнаружения Лёниной бабы в порядок не приходит, отнюдь. Потому что после этого баба начинает искать Лёню. Истошным же голосом. «Лё-о-о-о-оня!!! Лё-о-о-о-оня!!! Лёня, ты где? Лёня, иди сюда. Иди сюда, Лёня!».

Повторять каждую фразу меньше двух раз Лёнина баба патологически не может. Ей кто-то когда-то, видимо сказал, что так будет лучше понятнее. Особенно ребёнку. Где-то она у Песталоции, может, прочитала, или у Бенджамина Спока. И поэтому её очень сильно удивляет, что Лёня не понимает с первого раза ничего. Совсем. То есть абсолютно.

Лёня с первого раза не понимает, Лёнина баба меньше двух раз ничего не произносит – так вот мы три недели и жили с ними по соседству. С утра до вечера в подробностях Лёниной интимной жизни. Потому что у Лёниной бабы есть ещё одно неоспоримое достоинство: три-четыре раза в день Лёня становится ей до фени и она плотно прирастает к телефону. Буквально как хмель к забору. Или плесень к мокрой доске под бочкой сводой, куда Лёне лезть никак нельзя. Минимум десять раз в день ему туда нельзя. Но три-четыре раза всё же можно. Когда Лёнина баба прирастает к телефону. Поэтому остальные десять раз Лёня искренне не понимает, почему ему опять нельзя  в бочку с водой.

Так вот, три-четыре раза в день Лёнина баба плотно садится на телефон. Точнее, садится она на крыльцо, а телефон приклеивает к уху. Может, бечёвкой привязывает,  я точно не знаю. Но столько держать телефон рукой около уха - это рука отвалится. Да и ухо вомнётся в панамку...

Фото: i.huffpost.com
Фото: i.huffpost.com

И тут уж вся прогрессивная общественность садового товарищества узнаёт, какой Лёня умненький и сообразительный, и какие очередные вербальные шедевры он выдал за последние три часа – куда там академику Перельману с его отвергнутой Нобелевкой! Вот он прямо сегодня даже и не обсикался во сне, а на завтрак очень хорошо кушал кашку-малашку. Да-да, кашку-малашку, и хорошо так кушал, прямо всё съел. И завтра они на завтрак будут кушать кашку-малашку. А сегодня она вот сейчас поговорит, и будет стирать колготки Лёнечке (ага, потому что вчера она двадцать раз орала Лёнечке не лезть в картошку, а Лёнечка лез, пачкал колготки, она его переодевала, а потом он опять лез в картошку, чтобы выкопать там метро какое-нибудь, а она опять орала и опять переодевала ему колготки...). Да-да, в бане будет колготки Лёнечке стирать. А ещё Лёнечка сегодня три раза покакал, но нормально покакал, нет, не жидко, но три раза. И покакал аккуратно, и даже штанишки не запачкал. Да нет же, нормально он покакал, хоть и три раза. И сикал в горшочек, в штанишки ни разу не сикал. Даже утром не насикал, да. А Ковалёва, которая из бухгалетрии, она да, очень высокомерная. Ты с ней поосторожнее. Она высокомерная и очень хитрая. Вся такая, да... А на обед Лёнечка кушал коко и огурчик с хлебом. Да-да, коко кушал. Маленькое. И огурчик с хлебом. А супчик не стал. Но покакал три раза. Но нормально. И на ужин покакает нормально, на ужин будет творожок...

Сначала Лёня кушает коко и кашку-малашку, а также какает и сикает для мамы. Потом для папы. Потом для какой-то приятельницы.... На весь колхоз. Вороны прячутся в гнёздах, дятлы летят в сторону станции за анальгином, потому что у них болят их неболючие головы. Я ковыряюсь в цветах и мысленно очень не по-доброму желаю Лёниной бабушке временно потерять голос. Хотя бы на день. Потому что я не дятел и голова раскалывается уже давно. И никакой уже анальгин не помогает от кашки-малашки, маленького кока на обед и несиканных Лёниных штанишек...

Теперь представьте: выхожу я сегодня на крылечко, а на верёвочках напротив не сушатся Лёнины колготки! И дверь заперта на замок. И на газончике не валяется мяч, которым Лёня традиционно ломал бабины цветочки по вечерам под её строгие просьбы этого не делать. И не стоит на попах Лёнин детский надувной бассейн, в который наливали воду. Но Лёню туда не пускали ни разу, несмотря на хорошую погоду. Не знаю, что это за такой педагогический приём, чтоб воду в бассейн наливать, а ребёнка туда не пускать. Может, видный педагог прошлого века Геббельс его практиковал...

Да уже скажите мне, что я сволочь, мизантроп и не люблю малышей. Уже скажите. Мне и возразить будет нечего. Но уважаемые мамы, папы, дедушки и бабушки... Во избежание ваших личных проблем с вашими личными детьми и внуками в будущем - на предмет «ты никого, кроме себя, не уважаешь!», выращивая свои цветы жизни, учитывайте, пожалуйста, что вы выращиваете их не в пустыне. И вокруг тоже какие-никакие люди.

Кстати, другой пацан, соседей с  другой стороны,  Лёвушка, – вырос буквально на наших глазах. До сих пор не знаю, до скольки лет Лёвушка сикал в постельку и штанишки,  ел ли коко на обед и сколько раз после этого какал. Как-то обошлись мы без этих милых подробностей...

Я сижу, стучу по клаве, а за окном – блаженная тишина. Возвращаются дятлы из ссылки, вороны наконец-то каркают. Правда, очень деликатно и осторожно. И даже кузнечиков стало слышно.

И скажите: могу ли я после этого не объявить день отъезда Лёни и его бабы в город национальным государственным праздником своей территории?:)))