19 октября 2017 19:57:37
+7 (391) 236-01-36

Шолом, Ершалаим!

Фото: booknik.ru
В названии Иерусалим слышится и чудится множество смыслов, подтекстов и созвучий из разных языков и эпох…

Звучат в славном имени греческий корень «Иеро», означающий святость, приветственные «шолом» и «салям»; мерещится даже что-то родное русское. Словно прослоенный и обильно пропитанный историей пирог, «город золотой под небом голубым» манил и привлекал наших соотечественников издавна, а с прошлого года с введением безвизового посещения Израиля россиянами поток туристов и паломников умножился. Поддались такому мейнстриму и мы, подавшись на экскурсию по святейшим местам трёх мировых религий.   

Нагромождение храмов и храмин

Конечно, Holy Land – не Диснейлэнд, хотя оба топонима объединены словом «земля» и общими чертами многолюдного нашествия путешественников, подстрекаемого и поддерживаемого кампанией пиарно-рекламной и компаниями туристическими. 

Надо сказать, что нам очень повезло с проводником по святым местам. Гид, наш бывший соотечественник и доктор исторических наук местного университета Валерий начал экскурсию с обзорно-видовой плошадки, с высоты которой пояснил как выглядит Иерусалим сейчас и на картинках – как выглядел. Здесь же он показал устройство кувуклии – традиционного, вытесанного в скале склепа, в котором хоронили кости, и над которым продолжали вести быт местные жители. Это была грамотно поданная преамбула ко всей экскурсии с её кодой – посещением гробницы Иисуса. В этом мы убедились позднее, на Судной горе.

Как всякий город с четырёхтысячелетней историей, Иерусалим не имел достаточного места для того, чтобы разнести жилища живых и пристанища мёртвых. Так и жили, бок о бок с останками предков и молитвами, возносимыми к небесам. Иерусалим нарастал постепенно – слой за слоем, дом над домом, храм на храме. Храмы и храмины (могильники) здесь тесно соседствуют, переплетаясь с домами и образуя гигантский каменный муравейник или рукотворную скалу. Ещё уместнее сравнение с Вавилонской башней, поскольку здесь заплелись в единый узел почти все мировые религии и этносы – с той лишь разницей, что в итоге учились находить общий язык. Иерусалим и есть по сути монолитная скала, искусственный утёс в горах – ведь город расположен на высоте почти километра над уровнем моря. Здесь прохладнее, чем на побережьях ближних морей – зато растут кипарисы и прочие хвойные.

В древней урбанистике преобладала фортификационные функция, и цитадели с замками всегда довлели над поселениями. Не исключение и Иерусалим: окружённый крепостными стенами город на семи холмах, самый высокий из которых известен как гора Сион. Внутрь защищённого стенами города вели семь ворот, каждые из которых носят не только географические, но и овеянные библейскими легендами названия.

Запах времени

Это не только и не столько метафора – узкие и кривые улочки и переулочки Старого города передают атмосферу средневековья напрямую обонятельно. В историческом граде-памятнике нет ни места, ни возможности разместить такие блага цивилизации как канализация и вентиляция – да и охранная грамота ЮНЕСКО это категорически воспрещает. Как подметил Марк Твен в своём описании паломничества американцев по Старому Свету: будь эти улочки пошире, они бы вмещали смертельную дозу этого средневекового смрада, а так ничего – помучаешься, но выживешь.

Эти закоулки заблудившегося времени насквозь пропитались смесью приятных ароматов и нестерпимой вони: пряности, ладан и прочие благовония перемежаются волнами и смешиваются со сложным и неприятным букетом прогорклого масла, аммиака и едкого мускуса человеческого пота. И ничего тут не поделаешь – охраняемая аутентичность…

Чтобы подчеркнуть сохранность средневекового облика иерусалимских улиц, камни мостовой подновили – но лишь наполовину, посередине, подчеркнув границу старой, стёртой веками кладки и булыжного новодела. Разумеется, всё живописуемое касается устройства Старого города. Его территория составляет четыре квадратных километра, ограниченная городскими стенами и вратами. Население исторической части не превышает двадцати тысяч человек, тогда как общая численность горожан насчитывает более семисот тысяч – всё-таки это столица Израиля, хоть и непризнанная.

Старый город поделён на четыре части: иудейскую, мусульманскую, греческую и армянскую, но по большому счёту архитектура мало чем разнится. Многочисленные перестройки и надстройки перемешали стройные минареты мечетей с приземистыми цитаделями синагог, византийские купола с готическими сводами, античные крепостные стены с римскими реликтами. Подобно Иисусу, наша группа, ведомая искушённым гидом, вошла в самое сердце града израилева через Львиные ворота.

Фото: img.tourister.ru, namonitore.ru, mtdata.ru

Фото: img.tourister.ru, namonitore.ru, mtdata.ru

Фото: img.tourister.ru, namonitore.ru, mtdata.ru

Стена храма, которого нет

Вся еврейская история делится на периоды, связанные со строительством и разрушением главного иудейского храма. История еврейского народа делится на периоды Первого Храма, возведённого Соломоном и разрушенного вавилонянами; Второго Храма, разрушенного римлянами в 70-м году нашей эры; Третьего – так и недостроенного и стёртого персами. Стена Плача (в иврите – Котель) – это всё, что уцелело от периода Рервого и Второго храмов. Считается, что история еврейского народа обретёт полноту, когда будет воссоздан Храм – однако по каким эскизам и в какое мирное время, пока неведомо. Израильтяне беспрестанно конфликтуют с арабскими соседями, и сама Стена то и дело меняла протекцию. Одним лишь плачем и войнами успеха не добьёшься. 

Собственно сама Стена никогда не являлась частью Храма, но осталась единственным молчаливым свидетелем его существования. Она была возведена царём Иродом (37-4 годах до н. э.) в качестве опорной стены, поддерживающей земляную насыпь, за счёт чего увеличивалась площадь Храмовой горы во время перестройки и расширения здания Храма.

Эта стена была сложена без скрепляющего раствора из рядов гладко обтёсанных камней разной величины со слегка выступающей прямоугольной филёнкой лицевой стороны. Отсутствие раствора и наличие щелей позволяет сегодняшним паломникам обращаться с посланиями к Богу напрямую, минуя священников. Записочки Всевышнему всовывают не только евреем, но и все остальные.

Древними строителями для придания стене большей устойчивости против давления земляных масс насыпи каждый последующий ряд кладки отступает от предыдущего вглубь. Этой «уступчивостью» Котель напоминает зиккураты Междуречья и египетские Пирамилы. Так же они были занесены грунтом, и к началу XIX века над поверхностью земли оставались лишь пять верхних рядов кладки. Её отрыли, а заодно отчистили более ранние фундаменты, и в настоящее время над иродианской возвышается ещё 19 рядов значительно меньших по размеру камней римской, византийской и позднейшей кладки. Если говорить о самом Храме, то если верить свидетельствам древних историков, это сооружение  было не только величественным, но и прекрасным. Есть о чём посожалеть и поплакать…

Стена, которая есть

Зато очень зримой выглядит граница раздела Иерусалима на палестинскую и израильскую части. Она чётко очерчена кровлями зданий: черепичными крышами более комфортабельных и красивых зданий евреев и крашеными жестяными плоскостями арабских жилищ. Архитектура более успешного и богатого иудейского населения заметно контрастирует с братской арабской. Ещё более зрима и ощутима разделительная стена, призванная оградить израильтян от террористических вылазок со стороны вечно недовольных соседей. Она возведена совсем недавно и нависает наклонной, серой и бетонной громадой над автомобильной дорогой по линии градораздела. Если Берлинскую стену снесли, то Иерусалимскую возвели – в то же время перемен…

Три храма матери императора

Иерусалим начинён историей очень плотно, а потому повествование о его святынях ограничим упоминанием о главных христианских. После утверждения христова учения в качестве официальной религии Восточной Римской империи Елена, мать императора Константина возглавила экспедицию в святые земли. То была настоящая археологическая экспедиция в современном понимании, целью которой было отыскать и увековечить месторасположение христианских святынь. Мать-императрица отыскала святые места и выстроила на них три церкви в ознаменование событий бытия Иисуса: храм Рождества в Вифлееме, храм Воскресения на Судной горе и храм Вознесения на горе Масличной. 

И хотя некоторые исследователи оспаривают достоверность точного расположения обретённых святынь, легенда питает всех паломников, от юношей до старцев, да и места эти столь намоленные, что не требуют уже никаких доказательств гипотезы…

Фото: fada.org