19 октября 2017 19:56:10
+7 (391) 236-01-36

Бахта дотла

Фото из личного архива автора

Фото из личного архива автора

Фото из личного архива автора

Бахта находится южнее Верхнеимбатского, мы попали сюда на обратном пути, поэтому я немного запуталась. Впрочем, слава этого крошечного селения врёт еще больше: после просмотра фильма «Счастливые люди» чудится, что Бахта на самом дальнем краю света, а на деле – вполне себе средний север нашего обширного края, самая середочка маршрута ‪«Енисей объединяет»‬.

В Бахте есть храм, собранный карельскими мастерами из дерева от основания до луковок. Здесь очень красивый берег на стрелке слияния одноименной речки и Енисея. Здесь «ощущенье воли и покоя по телу растекается, как яд»,– написал поэт Михаил Тарковский, живущий в Бахте уже 20 лет.

Рассветно-закатная, розовая, сверхъестественная тишина и такое восхитительное, возвышенное уныние, как лопнувшая струна, как «загустевшая кровь реки».

Здесь слова замедляют бег
и трещат в берегах строки.
Здесь и мысль, превращаясь в лёд,
позволяет себя прочесть.
И в глазах у рассвета жесть,
как у тех, кто меня не ждёт.

Фото из личного архива автора
Фото из личного архива автора

И это тоже Тарковский, который нас не ждал, уехал куда-то, когда мы промчались в тучах комарья по Бахте. Гнус не жрал нас так даже в Курейке! Но что за красота, что за яростная битва с моей изнеженной сукой-горожанкой! Мы бегали, ужаленные не комарьём, а – небесными кострами в строгих окнах черных изб. В них сгорали дотла мои киношные представления об этой знаменитой деревушке.

Бахта! Когда он станет давним
И этот снег, и этот кров,
Я буду бредить каждым камнем
Твоих далёких берегов.
Где, приглушённая снегами,
Велась война без баловства
С моими вечными врагами,
Где были в ярости добиты
Неотомщённые обиды
И плоти жалкие права.

Фото из личного архива автора
Фото из личного архива автора

Бахтинская стрелка похожа на океан, а берег с Бахтой – на размашистый, пустой балкон над водой, с заросшими и брошенными скворечниками. Никого - на просёлке, все на берегу – горсточка праздничных селян да глава поселения – с нами. И я переделываю под себя песенку от местного поэта )))

Больше нет ни юга, ни востока,
Только ветры стылые сквозят.
Ира, ты всё так же одинока,
Как и триста лет тому назад.

Почему-то чудится, что я была здесь когда-то. Веками здесь «внемлют Богу» горы, тайга и лодки у реки.

Вот колышится, светится, дышит,
Подступает, гудит, говорит,
И имеющий уши да слышит,
И имеющий очи да зрит
Эту зыбь, не залёгшую к ночи,
Эти дали, дымы, облака...
Лишь бы были прозрачными очи,
И спокойна, как прежде, рука.
Спите, горы, дома и собаки,
Я к утру разгоню пелену,
Я подам предрассветные знаки,
Что приму, пронесу и верну,
Всё верну... и полоску тумана,
И двуглавую долю мою...
Понимает язык Океана
Только тот, кто стоит на краю.

Фото из личного архива автора
Фото из личного архива автора